Концептуально

В российском обществе царит абсолютная пассивность

04 октября 2016

Может ли в ближайшем будущем произойти раскол российских элит и почему Запад больше интересуют украинские реформы — чем война на Донбассе, Politeka рассказал российский политолог и историк Александр Сытин.

— Результат выборов в Думу для вас был ожидаемым? 

 — Это абсолютно ожидаемый результат. С учетом низкой явки получилось то, что и должно было получиться. Я удивился тому, что люди ждали чего-то другого, обсуждали вопрос — идти или не идти на выборы. Я для себя решил, что в голосовании принимать участия не буду. Со времени президентских выборов 1996 года, когда я голосовал за Ельцина, больше на выборы не ходил.

В парламент попали те, кто должен был туда попасть.

— Консервативный сценарий для президентских выборов также вероятен?

— Я практически уверен, что именно так и будет, если не случится чего-то экстраординарного.

— Президентские выборы могут быть досрочными?

— Это большого значения не имеет. Скорее всего, этот вопрос будет обсуждаться в правящем классе. Вполне вероятно, что они могут пойти на досрочные выборы, так как экономическая ситуация становится еще хуже.

На горизонте — резкое ухудшение уровня жизни и  мобилизационный сценарий в экономике. Для них лучше такую мобилизацию проводить уже после президентской кампании. Речь идет о повышении налогов, усилении финансового давления на собственность, повышении пенсионного возраста, на что они до выборов не пойдут.

Собственно, сроки выборов не имеют большого значения. Пойдут они осенью 2017 или в весной 2018 года, результат будет тот же.

Сейчас, насколько мне известно, обсуждается вопрос о том, чтобы поставить Медведева. Даже если  и так, то, с моей точки зрения, это тоже ничего не изменит.

— На кресло премьера пророчат Кудрина?

— Это чисто техническая вещь. Кудрин считается профессионалом и либералом. На счет профессионализма ничего сказать не могу, но ясно — что никакой Кудрин не либерал. Это человек из команды Путина, еще питерско-собчаковской периода. Поэтому перестановки такого характера —  очень узкие игры кремлевских элит и борьба кланов за контроль над финансовыми потоками. Ни для внешней политики РФ, ни для ее граждан это никакого значения не имеет.

— В России продолжат и дальше закручивать гайки?

— Люди либерального направления кричат о том, что мы дойдем до нового ГУЛАГа. Я так не думаю. Потому что система выработала свою тактику. Это позволяет держать на свободе людей с другими взглядами. Такие люди (оппозиция, — ред.) изолированы от влияния на принятие решений — зато их можно показывать миру как доказательство того, что в РФ можно все говорить.

Я вот пишу и говорю, никто не возражает и не спорит, но от любых источников финансирования отрезан. С остальными то же самое. Кто высказывается против, тех увольняют с работы. Поэтому особого смысла отправлять людей в Магадан не вижу.

Запрет на выезд за границу тоже, скорее всего, не введут. Потому что курс рубля является лучшим средством невыезда. Уехать не проблема, проблема – на какие средства, собственно, ехать.

Санкции касаются только правящего класса. Во внутренней политике я ожидаю дальнейшего фискального нажима. Они будут пытаться оттянуть финансово-экономический крах за счет увеличения налогов. Например, переход на новые условия налогообложения недвижимости, снижение зарплат, рост цен под разговоры о импортозамещении.

Все это будет прикрываться бесконечными праздниками, патриотическими шоу,  великодержавной пропагандой о Крыме и Сирии. Кремль вполне уверен, что такие средства эффективны. По моим наблюдениям это не работает, но люди не готовы к таким активным протестам, как Майдан. Люди не верят ни во что.

В обществе царит абсолютная пассивность. В обозримом эти настроения будут сохраняться. Они могут измениться под давлением экономической ситуации. Пока же люди верят в 7% инфляции. Или не верят, но к активному протесту не готовы.

Кстати, еще один пропагандистский прием Кремля – ссылаться на пример Украины. Мол, там еще хуже: полный крах с отоплением, невозможно людям платить за ЖКХ.

— Вероятен ли в России раскол элит, по украинскому примеру?

— Первое: вашим читателям я бы хотел донести мысль, что повторение украинского сценария в перспективе одного года в РФ невозможно. Российское общество в настоящее время подавлено, но не бурлит. К тому же, полностью отсутствует то, что принято называть субъективным фактором. Нет политических партий и общественных сил, способных аккумулировать и возглавить протестное движение.

Второе: трения в элите возможны, но в серьезный раскол там я не верю. Нынешняя российская элита устоялась. Могут быть клановые противоречия, но на революцию они не решатся.

В то же время, я не очень верю и в то, что в случае каких-то движений армия и полиция поддержит власть. Думаю, что их позиция не будет однозначной. Нижнее и среднее звено и, возможно, часть генералов армии могут занять позиции невыполнения приказов, как минимум. Особенно когда ситуация дойдет до разгонов и стрельбы в толпу.

Сейчас идут сокращения в МВД, недовольство растет и там. Материальное положение этих силовиков будет ухудшаться вместе со всей страной. К тому же, это люди, которые не имеют идеологической составляющей. Все эти слова о величии России не работают. Российские молодые люди идут в «силовики», потому что это единственный доступный для них социальный лифт.

— Но у Путина, кроме армии и полиции, есть еще ФСБ.

— Более циничной организации, чем ФСБ и Служба внешней разведки в РФ нет. ФСБ уже до такой степени срослась с различными бизнесами, что вне этого они не способны существовать по всей вертикали. В случае каких-то внутренних конфликтов ФСБ просто сделает все, чтобы остаться на плаву, как это было в начале 1990-х годов. Молодые полковники заменят состарившихся генералов.

— Россию обвиняют в военных преступлениях в Сирии. США ударили по войскам Асада и его союзникам. Те, в свою очередь, разбомбили гумконвой. Что это?

— Демонстрация военной силы. В РФ все средства массовой информации говорят, что Москва проводит эффективную внешнюю политику. Прошел год (после официального начала военной операции России в Сирии 30 сентября 2015 года, – ред.), а результатов в Сирии нет. Есть жуткие ковровые бомбардировки.

Сейчас мир в Сирии никому не нужен. Во всяком случае, он не нужен России. Москва хочет мира, который в Сирии невозможен: главное условие этого мира — сохранить Башара Асада и единство Сирии в вассальной зависимости от Кремля.

В Сирии всему миру демонстрируются военная мощь, Ближнему Востоку пытаются показать  эффективность России. Мол, оппозиция надеется на США, но ничего у них не получается. Этот ад будет продолжаться до последнего сирийца.

— Реален ли сценарий, когда политическая и военная составляющие «Минска-2» будут разделены, чтобы Киев выполнил требования, а Москва – нет?

— Это сомнительно. Всегда, когда меня спрашивают о Донбассе, у меня встречный вопрос: сначала скажите, что вы хотите, а потом я скажу как это сделать. Потому что если ставить задачу сохранения территориальной целостности любой ценой, то нужна полная военная победа, демилитаризация Донбасса и возможность большей части участников «Л/ДНР» беспрепятственно выехать в Россию.

После демилитаризации нужно проводить выборы. Только так.

Если задача – отгородиться и проводить реформы, а это, с точки зрения Запада, наиболее верный курс, надо понимать — что наступления не будет, но держать там войска и отвечать адекватно на обстрелы придется. В этом случае надо понимать, что эти территории будут жить сами по себе, как Приднестровье.

Есть третий вариант: Украина бросает все силы на войну, объявляет войну РФ, идет в наступление. Война по полной программе. Думаю, сегодня такой подход был бы неверным и рискованным.

— Есть ли серьезные риски выборов в США и Германии для Украины?

— Большого влияния на Украину эти выборы не окажут. Основа отношений между Западом и Киевом лежит не в контексте отношений Запада и РФ — а  в том, насколько эффективный результат реформ Украина сможет показать.

Западу нужно видеть, что их помощь дает результаты. С подачи российской пропаганды и не только, есть  точка зрения, что вкладывать в Украину нет смысла: все равно все расходится по коррупционным схемам. Если западный избиратель будет в этом убежден,  то потребует от любого политика, чтобы эта помощь сокращалась.

Сегодня центр тяжести отношений Украины и Запада сосредоточен не на войне. Военный акцент сейчас смещен в Сирию. Центр тяжести сосредоточен на том, как Украина может двигаться на пути реформ и преодолевать системную коррупцию. Если здесь Украина продемонстрирует свою эффективность, за какой-то обозримый срок пройдет путь Польши и стран Балтии, отношение будет положительным.

Конечно, Западу надо объяснять, что РФ несет с собой и военную угрозу. Однако эта точка зрения не приживается, потому что они не хотят тратиться на сдерживание России, не хотят и боятся конфликтовать с Москвой. Поэтому Украине нужно сосредоточиться на реформах.

Американские эксперты говорят, что победит Клинтон. В РФ говорят, что Трамп. Но даже в случае победы Трампа я надеюсь, что его политику скорректируют. В США существуют институты, которые не позволяют одному человеку творить со страной все, что ему угодно.

Точно так же и большинство немецких экспертов говорят о том, что Меркель удержит власть.

Беседовал АЛЕКСАНДР КУРИЛЕНКО, Политека