Политика

Цена диктатуры

03 октября 2016

Каковы перспективы развития ситуации в Беларуси?

В Минске объявлено о повышении цены транзита на российские нефтепродукты на 50 процентов. Это решение белорусского президента Александра Лукашенко стало результатом долговременного кризиса в российско-белорусских энергетических взаимоотношениях.

Москва и Минск не могут договориться о цене на российский газ, при этом вновь возникла проблема с белорусскими отчислениями от продажи нефтепродуктов, производимых в Беларуси из российского сырья. Многие годы именно эта разница в цене — нефть по внутренним ценам, нефтепродукты на Запад по «внешним» была фактической рентой, позволявшим белорусскому режиму сохранять относительную общественную стабильность при отсутствии даже намека на реформы. Несколько лет назад в разгар очередного российско-белорусского конфликта, Кремлю удалось договориться с Лукашенко о дополнительных отчислениях. Но сейчас белорусский президент опять не хочет платить. А вдобавок требует дополнительных денег за транзит.

Нынешний российско-белорусский конфликт отражает крах экономических и политических концепций обеих соседних стран, по иронии судьбы еще и объединённых в фактически не функционирующее Союзного государство и являющихся членами того самого Евразийского экономического союза, в который Путин так долго пытался затащить Украину.

С одной стороны — Лукашенко. Вся экономическая и политическая стратегия белорусского президента основана на паразитировании на своем статусе «верного союзника» Кремля. Понятно, что за этот статус белорусский правитель требует от себя дополнительных преференций. Но у Москвы в ее нынешней экономической ситуации больше нет денег на Беларусь — самим бы выжить. И сколько бы Лукашенко не требовал от своих российских покровителей лишних средств, он их все равно больше не получит. Потому что для выделения средств Беларуси российскому руководству нужно запускать руку в резервные фонды — а денег в этих фондах не хватает уже и для нужд самих россиян. Нефть, которую Россия поставляет Беларуси, из которой нефтепереработка этой страны делает дорогие продукты и продаёт их на Запад — это не какие-то там рубли. Это — настоящая валюта, в которой так нуждается Россия. Газ, понижения цены на который требует Лукашенко — это тоже валюта. Почему его нужно отдавать задешево?

Парадокс ситуации состоит в том, что белорусский президент просто не знает, как ему выжить без российских дотаций. Он не готов ни к демократизации страны, ни к настоящим экономическим реформам. Стареющий диктатор не умеет руководить настоящим государством — только переименованной бывшей советской республикой. И он обязательно доведёт свою страну до полного краха.

Но и его российский коллега не в лучшем положении. Со времен Ельцина Россия привыкла покупать любовь за деньги. А лишних денег у нее больше нет. И в этом смысле Путин напоминает обнищавшего клиента, который требует от удивленной любовницы любить его «за просто так» — а в случае отказа угрожает употребить силу. Выглядит он при этом жалко — потому что даже в случае успешного применения силы — как это показывает ситуация в аннексированном Крыму — девушку все равно придется кормить. А денег, как известно, нет — но вы держитесь.

Из этой ситуации практически нет выхода — пр нынешних правителях разумеется. Если же представить себе демонтаж лукашенковского совхозного авторитаризма, то выход сразу находится. Беларусь может запустить впечатляющую программу экономических и политических реформ, покинуть Евразийский Союз и ОДКБ, денонсировать соглашение о создании Союзного государства, обеспечить вывод российских баз со своей территории — в обмен на экономическую помощь Запада и международных финансовых организаций. Это могло бы создать условия для подготовки и подписания Беларусью соглашения об ассоциации с ЕС, объединения белорусского и украинского рынков производства и сбыта — словом, перед страной открылись бы впечатляющие перспективы, которых ее лишает упрямство и некомпетентность Лукашенко и «совкового» окружения диктатора.

Но так как белорусское общество отличает инертность, неготовность к переменам и отсутствие ответственной политической нации, в соседней стране могут рассчитывать только на перемены в России — или на гибель вместе с восточным соседом.

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ, Контракты.Ua