Новости

Путин в большой спешке сдает Курилы Японии

02 октября 2016

Об этом сообщает в своём видеоинтервью писателю Максиму Калашникову террорист Игорь Стрелков.

По версии Стрелкова Путин сдаёт  сдает Курилы чтобы через Японию воздействовать на США и мировое сообщество и добиться смягчения санкций. Стрелков полагает, что  это начало конца России и что Москва отдаст не только Курилы, «но и Донбасс, Крым, Калининград».

Беседа Игоря Стрелкова и Максима Калашникова о том, как понимать готовящуюся «Курильскую сделку» между Москвой и Токио говорит о нарастающем расколе в российской «патриотической» тусовке. В целом, российская политика была названа «дипломатией бессилия».

Собеседники также скептически отозвались о выборах в ГД РФ, «если это можно назвать выборами», и позлословили о Дмитрии Киселеве «беженце с Украины, бывшем русофобе ставшем главным российским пропагандистом». Досталось и самому Путину «бывшему соратнику демократа Собчака».

Вполне очевидно, что Путин оказался между двух огней. Оседлав российский шовинизм он вынужден мчаться на нём вперед — но одновременно остро нуждается в улучшении отношений с Западом. В итоге его неизбежно сметет одна из двух этих сил — правда, то, что Российское общество может предложить на смену Путину гораздо хуже, гаже и агрессивнее, чем даже сам Путин и его окружение.

«Наша внешняя политика выродилась в балаган, в шестовой стриптиз», — поддержал Стрелкова Калашников, помянув в качестве танцовщицы у щеста пресс-секретаря МИД РФ Марию Захарову. Стрелков же прямо обвинил Путина в торговле российскими интересами в личных целях.

«Следом за Японией территориальных уступок от России начнут добиваться все остальные соседние страны»,-  заявил Стрелков, признав тем самым, что Россия в течение всей своей истории была агрессором и захватчиком чужих земель.
Очевидно что сейчас путинская администрация видит в «патриотах» Стрелкове и Калашникове безопасных шутов, стравливающих своей болтовней народное недовольство. Однако вчерашние шуты вполне могут перерасти свою нынешнюю роль, пожелать власти в России — и воспользоваться волной грядущих голодных бунтов.