Политика

«Мобилизованный» Минфин: имитация безумия

30 августа 2016

В мобилизационных мероприятиях, проводимых в рамках внезапной проверки Вооруженных Сил Российской Федерации, примут участие структурные подразделения Минкомсвязи, Минфина, Минпромторга, Росрезерва и Банка России, сообщается на сайте Минобороны РФ.

Кремль готовится к полномасштабной наступательной (а вовсе не  оборонительной, если судить по составу участвующего в маневрах вооружения), войне против иностранного государства — такой формальный смысл содержится в проводящихся с 2014 года многочисленных внезапных масштабных военных учениях, апогеем которых стало вовлечение сугубо гражданских структур в милитаристские маневры. Когда подразделения Минкомсвязи, Минфина, Минпромторга, Росрезерва и Банка (а до этого — парламент) становятся участниками мобилизационных мероприятий, страна переходит из состояния обычного авторитаризма в измерение «сталинской» боеготовности. В этом режиме все — от врача до школьного вахтера — могут в любой момент по приказу главнокомандующего преобразиться в пехотинца, военного медика, танкиста, да хоть в пушечное ядро.

Если воспринимать сообщения, распространяемые пресс-службой Минобороны, всерьез, то, по логике развития событий, следующей точкой напряжения должна стать глобальная мясорубка то ли с Украиной, то ли с НАТО (ради чего — другой вопрос). Опыт, однако, показывает, что чаще всего подобные эпизоды со стороны Москвы — не более, чем блеф. Но что, если…?

Вот ради этого «Что, если…?», которое начинают задавать в Вашингтоне, Брюсселе и Киеве, путинская администрация как раз и проводит в последние пару лет то, что скорее похоже на имитацию безумия. Угрожать и даже порой создавать впечатление реализации угрозы (разворачивать ядерное оружие в аннексированном Крыму и объявлять о намерении применить его в локальном конфликте). Танцевать на красной черте, по-хулигански пересекая ее одной ногой (псевдоатака на корабль ВМФ США). Воевать исключительно с тем врагом, от которого гарантированно не последует ответ: сирийские повстанцы как объект для «тренировок» (Путин: «Мы достаточно долго можем там тренироваться»). Мимикрировать под Третий рейх.

Тот случай, когда сумасшествие наполняется бешеной капитализацией и выгодно продается за все богатства мира.

Впрочем, внимательный взгляд, как в игре «Найди животное на картинке», выудит из потока бесконечной бравады факты, ставящие под сомнение готовность Москвы «идти до конца». На укрепленную украинскую военную машину «вторая армия мира» не рискует нарываться. Сбитый турками Су-24 не привел к Третьей мировой («Туристическое» эмбарго? Не смешите мои носки). В Сирии в условиях отсутствия у оппонентов ПВО отчего-то действуют даже не несколько сотен военных самолетов, а несколько десятков (1 процент от того их общего задокументированного количества). Недавняя провокация в Крыму с «украинскими диверсантами» тоже закончилась пшиком: продолжения «Гляйвицкого инцидента» в путинском исполнении отчего-то не произошло. Стоит помножить сказанное на тотальную коррупцию в российской армии — и становится ясно, что нельзя серьезно относиться к браваде Шойгу.

Я уже не говорю здесь о проблеме экономической несостоятельности современной путинской России, а также неготовности ее атомизированного и разделенного населения нести реальные лишения («голодающие шахтеры» и «тракторный марш на столицу»). Опросы телеканала Sotnik-TV, опровергающие данные ВЦИОМа, показывают, что в случае начала военной мобилизации россияне не побегут складывать средства в кремлевскую кубышку. Напротив — упрячут от сборщиков дани последний скарб в глубокий подвал и пополнят список беженцев, направляющихся в Германию и Францию.

Sotnik-TV: «Москвичи: «На войну денег не дадим ни копейки!..»»

Означает ли все это, что Западу стоит игнорировать бряцание оружием у европейских границ? Несомненно, нет, ведь в руках социально опасного шизофреника даже кухонный нож может превратиться в орудие убийства. Главная военно-политическая задача США, Европы и их партнеров — прежняя: быть готовыми без колебаний исполнить «Пятую статью» Североатлантического договора при первых признаках гибридной атаки. Что касается Украины и других реальных или потенциальных жертв Кремля, официально не ассоциированных с НАТО, то для них в накаляющейся обстановке необходимо любыми способами добиваться союзнических гарантий от Альянса.

АЛЕКСАНДР КУШНАРЬ, Newsader