Концептуально

Свой свояка…

20 июля 2016
Все консервативные националисты похожи друг на друга как двойники Путина.Gazeta Wyborcza: Польский националист не любит украинцев и восхищается Россией.

Типичный польский националист хотел бы, чтобы Великая Польша была хоть немного похожа на Россию. К державной мощи Москвы он относится уважительно. Однако совершенно иначе он воспринимает другого соседа — Украину. Ее он считает искусственной «буферной страной», а приезжих оттуда — бандеровцами, претендующими на льготы, о которых поляк может лишь мечтать, пишет Gazeta Wyborcza.
Если спросить польского националиста о его отношении к Украине и украинцам, он, скорее всего, ответит, что не имеет ничего против восточных соседей и братского славянского, украинского народа, но при этом ненавидит бандеровцев и их преступную идеологию. Об украинском национальном движении, также как и о его истории, он знает немного. ОУН – УПА для него – это исключительно Волынская резня, геноцид, который совершили украинцы в отношении поляков, пишет в издании Gazeta Wyborcza преподаватель Варшавского университета, член Польско-украинского форума партнерства Анджей Шептыцкий.
Однако тема бандеровщины не исчепывает вопрос. Польский националист не любит чужих. По его мнению, Польша должна быть национальной и католической, согласно лозунгу «Бог – Честь –Отечество». В глубине души он считает, что все граждане Польши – поляки или по крайней мере должны ими быть.
По мнению польского националиста, растущее число украинцев – это заметная экономическая нагрузка для Польши. Однако обычные иммигранты не самая большая проблема, ведь их работа зачастую не особо привлекательна – за нее националист не намерен с ними сражаться. Больше его беспокоит тот факт, что все увеличивающееся число украинцев использует польское государство, имея привилегии, о которых поляк может лишь мечтать. Они получают возможность обучения в польских университетах по специальным квотам, беженцы из Донбасса бесплатно получают квартиры. Поэтому националисты уверены, что пора заканчивать с привилегиями для пришельцев с востока, рассказывает автор.

«Когда польский националист смотрит на восток, то он думает не об Украине, а прежде всего  о России», – подчеркивает Шептыцкий. — Такой подход, хоть он и сомнителен с точки зрения перспективы польских национальных интересов, можно понять, принимая во внимание исторические традиции национальной демократии. Но асимметричный подход к двум восточным соседям проявляется в мышлении националиста не только в геополитическом плане. К России, ее жителям, а особенно властям он относится с уважением. Он воспринимает эту страну как великую державу, ценит ее умение защищать собственные интересы, традиции и отбрасывать гнилые «западные ценности». Он хотел бы, чтобы Великая Польша была хоть немного похожа на Россию».

В то же время Украиной и украинцами он пренебрегает. Украина для польского националиста – это ведь ненастоящее государство, а сам украинский народ – это вымысел монархии Габсбургов. Украина – это только буфер, внутренне разрываемый противоречиями между приверженцами тесного союза с Россией и теми, кто выступает за интеграцию с Европейским союзом. Российская Федерация имела полное право, — как утверждает польский националист, — защищать национальные интересы в своей традиционной сфере влияния, особенно по отношению к агрессивным действиям, предпринимаемым Соединенными Штатами. Это ведь они отвечают за революцию, а особенно за переворот на Украине в 2014 году.
По мнению польского националиста Польша не должна была вмешиваться в конфликт в Украине, потому что настоящей угрозой для нее является не Россия, а возрождающийся украинский фашизм и украинские территориальные претензии к Польше, рассказывает Шептыцкий.
И, наконец, последняя существующая проблема. Под красно-черным флагом на киевском Майдане гибли молодые украинцы, мечтавшие о лучшем европейском будущем. У польского националиста нет слишком больших достижений на поле сражения за отчизну. Он не любит украинцев ещё и за это — тем более, что украинцев лелеяли в последние годы польские власти от правого до левого крыла, и СМИ, принадлежащие мейнстриму. «Что из того, что Украина хочет быть свободной и демократической, если украинцы все еще не извинились за Волынь?» – считает типичный польский националист, описанный Шептыцким в Gazeta Wyborcza.