Взгляд

Автобус Эрдогана

18 июля 2016

Я всегда пытался понять, что за стена отделяет меня от многих моих российских друзей и единомышленников?

Почему по многим фундаментальным вопросам мы близки, а по представлениям о том, как решать проблемы — расходимся.

Сегодня, на фоне отношения к путчу, я понял в чем главное расхождение — оно в отношении к демократии. Многие россияне — да и многие украинцы, чего греха таить — воспринимают демократию также, как президент Эрдоган — как автобус, в котором нужно доехать до нужной остановки.

А для меня демократия — не средство, а цель.

Когда я читаю у Андрея Пионтковского или Юлии Латыниной, что неудавшийся путч был «последней попыткой» спасти светскую Турцию, я хочу понять — почему же все предыдущие — удачные — военные перевороты — ее не спасли? Почему же все равно все пришло к Эрдогану, его предшественнику Эрбакану, их наставнику (а теперь врагу) Гюллену?

Может быть, потому что военные все время останавливали развитие Турции, наживаясь на ее бедах и проблемах, уничтожая противников и конкурентов и доказывая обществу, что демократия — это синоним насилия?

В 1993 году многие российские интеллектуалы рукоплескали президенту Ельцину, расстрелявшему прямой наводкой парламент страны и очевидно нарушившему Конституцию. Потому что была спасена демократия — от Хасбулатова, Руцкого и коммунистов. В 1996 году рукоплескали Ельцину, правдами и неправдами вырвавшему победу из рук Зюганова. Потому что была спасена демократия. И что с того? Уже через три года к власти пришел человек, по сравнению с которым Хасбулатов, Зюганов или какой-нибудь Примаков — ягнята. Так от чего вы спаслись, Андрей или Юлия? Почему стали маргиналами в собственной спасенной стране?

В Турции было то же самое. Военные изгнали из политики исламиста Эрбакана — и через пять лет пришел Эрдоган, по сравнению с которым Эрбакан — дитя малое. Вот и все спасение.

Демократию не спасают с помощью пушек. Ее может защитить только сам народ. Вот почему для нас Майдан был народным восстанием в защиту демократии, а для наших соседей — переворотом. Только знак плюс или минус зависел от личности комментатора — Путин был возмущен, что мы «свергли» Януковича, демократы — радовались этому. А мы его не свергали, между прочим. Мы вели с ним переговоры до последней минуты, договаривались, искали компромисс. А его «свержение» и бегство — давайте уже скажем честно — это уже был не Майдан. Это уже была российская провокация с целью захвата Крыма и украинского востока. Но мы удержались в правовом поле — хотя ситуация практически уже выходила из-под контроля даже в Киеве, не говоря уже обо всей остальной стране. И Турция — настолько, насколько способна — старается удержаться, потому что переворот осуждают все партии, представленные в ее парламенте — какими бы не были разногласия между ними.

У нас было также. А у вас — не будет. Вы рискуете при любом кризисе сорваться в такую кровавую кашу, что и представить себе нельзя. Потому что каждый из вас втайне верит в то, что своего добиться он может только силой. И никогда не думает о том, что произойдет, если сильнее окажется враг.

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ