Зона "русского мира"

В Приднестровье выбирают «смотрящего»

18 июля 2016

Правда, называют это выборами президента.

 «Президентские» выборы в сепаратистском Приднестровье (Приднестровская Молдавская Республика, ПМР) пройдут через полгода — 11 декабря. Но фактически предвыборная гонка стартовала уже сейчас — определились основные кандидаты в президенты, в регионе уже работают местные группы политтехнологов и прибывают группы поддержки из Москвы.

Украинскому читателю этот материал будет интересен еще и тем, что наглядно показывает какую модель Россия пытается построить в оккупированных некоторых районах Донецкой и Луганской областей.

Памятник Ленину перед зданием Верховного Совета в Тирасполе

Кто претендует на власть

По результатам «парламентских» выборов прошлого года к действующему «президенту» Евгению Шевчуку возникла организованная оппозиция, прикрытая депутатской неприкосновенностью. В условиях перманентного террора, проводимого местным «КГБ ПМР» в отношении всех несогласных, и в особенности — противников Евгения Шевчука, наличие неприкосновенности – единственная возможность вести предвыборную борьбу.

Некоторая политическая составляющая в происходящем вокруг «ПМР» есть, но она незначительна и вторична. Основную борьбу ведут различные бизнес-группировки, причем группировки эти — трансгосударственные: они работают и в Молдове, и в Украине, и в России и в ЕС. Приднестровье для них — криминальная база на берегах Днестра, место где удобно прятать незаконную часть своего бизнеса.

Подчеркну: законного бизнеса в Приднестровье нет. Любой бизнес, работающий в «ПМР» так или иначе связан с криминальными схемами. Нет никакого смысла держать в непризнанном государстве законный бизнес. Это просто невыгодно — в силу множества неудобств, вызываемых непризнанностью, тем более что рядом — Молдова и Украина. Терпеть множество проблем, порождаемых работой в непризнанном государстве: от сложностей экспорта и импорта, до полной правовой незащищенности имеет смысл только в том случае, когда нужно спрятать на неправовой территории что-то незаконное.

Эти группировки объединены в две группы. Одна из них, в силу сложившихся бизнес-связей, поддерживает местный холдинг «Шериф». Другая – действующего «президента» Евгения Шевчука.

"Президент Приднестровской Молдавской Республики" Евгений Шевчук

«Шериф» — супермонополист в масштабах «ПМР», состоявшийся при предыдущем президенте Игоре Смирнове, но затем рассорившийся с ним и ставший самостоятельным игроком. Однако в политике «Шерифу» не везет – в 2011 году он проиграл президентские выборы энергичному авантюристу Шевчуку, который, используя недовольство российского бизнеса излишней монополизацией всего и вся в «ПМР», получил поддержку от Алишера Усманова, владевшего в то время рыбницким металлургическим комбинатом. Но придя к власти Шевчук повел собственную игру.

Что касается «мнения граждан», то публичная политика и гражданская активность в том виде, в каком они существуют в правовых государствах, в тоталитарной «ПМР» отсутствуют как таковые. За 25 лет «независимости», то есть, изоляции от нормального правового поля и от мира в целом, прозябания в, как гордо называют обитатели, «осажденной крепости», способных на гражданское действие людей в Приднестровье не осталось. Их физическое уничтожение, запугивание, вытеснение за пределы сепаратистского анклава началось буквально с первых дней его существования. Оставшаяся инертная и запуганная масса четверть века подвергалась интенсивной идеологической обработке, в основе которой был страх перед окружающим миром и надежда на российское покровительство.

Тролейбус в Тирасполе

Я жил там, на ул. Правда 4. Все эти полгода [предшествовавших провозглашению ПМР — авт.]там нагнетали обстановку приезжавшие постоянно «засланцы» типа Жириновского, Зюганова и иже с ними. Затем туда нагнали со всего бывшего Союза пьяное быдло, готовых за денежку убивать. Стали пропадать люди, все, кто мог сопротивляться или был не согласен с этим безумием. Из моего окружения убили человек десять — ни одно убийство не было раскрыто. Были и те, кто хотел назад в совок, верившие что «это надо пережить, а потом…». И вот тогда и начался конфликт с остальной Молдовой. Очевидец предшествовавших провозглашению «ПМР» событий.

Таким образом, говорить о каких-то» выборах» можно лишь очень условно. Идет соперничество двух бизнес-команд, защищающих территорию, где они прячут свои криминальные хвосты и желающих получить на этой территории максимальную свободу действий.

Супермаркет сети Шериф в Каменке, ПМР

Действия соперников

На внешнеполитическом направлении позиции обеих команд совпадают. Каждая из них хочет улучшить своё положение в рамках существующей ситуации, но ни одна не хочет эту ситуацию менять. Никому из реальных игроков — ни в «ПМР», ни вокруг «ПМР», не нужно «разрешение конфликта» в любой его форме – включая даже признание «ПМР». Непризнанное юридически, но признаваемое де-факто Приднестровье выступает как прачечная для незаконных и полузаконных операций, через которую, в общей схеме с Молдовой, Украиной и Россией, легализуются криминальные доходы.

Обе команды ищут поддержки в России, которая обеспечивает «ПМР» «силовую крышу» — в виде российского оккупационного контингента, т.н. «миротворцев». Их сохранение в Приднестровье — важнейшее условие для сохранения самого Приднестровья в его нынешнем виде. С 11 июля в «ПМР» даже вступил в силу закон об уголовной ответственности за публичные высказывания, содержащие критику в адрес миротворцев. Наказание — до 7 лет тюрьмы. Его принятие проходило в полном согласии между президентом и парламентом «ПМР» — редчайший случай для Приднестровья.

Что касается жителей «ПМР», то у них есть три возможности: эмиграция; вхождение, на том или ином уровне, в состав криминальных структур; либо прозябание в нищете. Последняя категория, по причине многочисленности и претензий на социальную помощь крайне обременительна для любой власти. Любая победившая группировка будет делать всё возможное для выдавливания из анклава непроизводительного населения, которого стало слишком много. Для реализации «серых схем» необходимо максимум 80-100 тысяч населения активного возраста, при минимальном количестве пенсионеров, что примерно втрое меньше его нынешней численности по факту и впятеро меньше, чем значится в избирательных списках.

Это расхождение между списочным составом и реальностью вызвало острый конфликт между президентом Шевчуком, и группой депутатов парламента «ПМР», выступающих в интересах «Шерифа». Шевчук, чья популярность сильно упала за 5 лет правления, настаивал на сохранении 50% порога — так он рассчитывал осуществить, при благоприятных условиях, вброс в свою пользу. А при условиях неблагоприятных — сорвать выборы, поскольку 50% списочная явка недостижима в принципе. Парламент «ПМР» требовал снижения порога до 25% и, в конечном итоге, одержал победу.

Предвыборная борьба, подробности5788d9c6cbe47

Официально предвыборная кампания ещё не началась. Де-факто подготовка к выборам уже стартовала. Борьба идёт по нескольким направлениям:

— за административный ресурс и возможность манипуляций в ходе голосования

— за финансовые потоки, и, в частности, за контроль над валютными потоками

— за благосклонность России

— за симпатии электората

Группировка Шевчука играет в основном «ферзем»-президентом, а также «слонами» из КГБ «ПМР», которое терроризируют всех недовольных Шевчуком. В команду Шевчука входит также «Партия Коммунистов Приднестровья» во главе с Олегом Хоржаном, задачи которой — натравливание люмпенизированных масс на «Шериф» и оппонирование противникам Шевчука внутри парламента «ПМР». Команда Шевчука контролирует все государственные СМИ: телевидение, радио и газеты. Также она издаёт множество бумажных агитматериалов, распространяемых бесплатно и размещает большое число платных материалов в российских и украинских изданиях.

Президент ПМР Евгений Шевчук (справа) встречается з депутатом Верховного Совета республики Олегом Хоржаном

«Шериф» остается в тени и в бой своими фигурами не вступает. Для наступления на президента используется трибуна Верховного Совета «ПМР» и два брошенных «на передок» депутата: Галина Антюфеева и Андрей Сафонов. Их задача – озвучивать с трибуны ВС «ПМР» компромат на Шевчука и его окружение. Он сразу же «расследуется» КГБ «ПМР» и «не находит подтверждения», но электоральный осадок, естественно, остается. Также эти две фигуры, используя трибуну ВС ПМР, вытаскивают на публичное обсуждение различные острые вопросы: курс рубля «ПМР», банковские махинации, порог явки и т.п.

Вторым эшелоном идут СМИ: телевидение «Шерифа» ТСН — единственная структура холдинга прямо брошенная в бой, и восстановленная газета «Человек и его права» Николая Бучацкого, тираж которой сейчас поднят до 10-12. Эти СМИ озвучивают то, что уже было заявлено депутатами, прикрытыми неприкосновенностью.

Обе стороны также ведут интенсивную войну в соцсетях, держа группы сетевых троллей: пропрезидентских до 50 профилей, прошерифовских вдвое меньше. Очень активно в сетях действует и КГБ «ПМР», работники которого оказывают давление на неугодных им активистов и перехватывают администрирование раскрученных групп.

Центр обслуживания Интерднестрком

Единственный приднестровский провайдер связи и интернета — «Интерднестрком» выведен из сферы противостояния. Он предоставляет любую информацию о пользователях и их адресах в распоряжение КГБ «ПМР» и перекрывает доступ к любым группам и сайтам по его требованию, без решения суда. Вероятнее всего, Шевчук в случае отказа пригрозил им пустить в «ПМР» альтернативных провайдеров связи и интернета. Доступ к неугодным «Шерифу» сайтам также блокируется. Таким образом, информационное пространство ПМР находится под двойной цензурой — «Шерифа» и Шевчука.

Конкурирующий с Шевчуком основной кандидат «Шерифа» бывший министр МВД Вадим Красносельский пока держится в тени и на «первую линию» в информационной войне не выводится. Запасного кандидата «Шерифа» не просматривается.

Шевчук (слева) и Красносельский в зале "Верховного Совета ПМР" в Тирасполе

Запасной кандидат Шевчука – Олег Хоржан. Оба будут баллотироваться параллельно и Хоржан будет придерживаться на вторых ролях, но при явной тенденции к проигрышу Шевчука избирательная кампания будет развернута на Хоржана. В этом случае задачей Хоржана станет прикрытие отъезда из Приднестровья Евгения Шевчука и его жены экс-главы МИД «ПМР» Нины Штански.

Впрочем, в эвакуации Шевчука в случае его проигрыша на выборах будут заинтересованы все: и Россия, и Молдова и Украина и ЕС. Шевчуку известно слишком много скандальных деталей, связанных с причастностью чиновников всех перечисленных стран к теневым экономическим схемам. Сильнее всего такой поворот событий ударил бы по Дмитрию Рогозину, который по этой причине уже приготовил для Шевчука эвакуацию в Крым. Это сделано на тот случай, если отъезд в Германию, где у Шевчука уже имеется недвижимость, по каким-то причинам станет невозможен.

Поэтому основная борьба развернется в треугольнике Вадим Красносельский против тандема Евгений Шевчук-Олег Хоржан.

Другие кандидаты, в том числе и самовыдвиженцы, а также технические кандидаты «по секторам» будут находиться на вторых-третьих ролях. Среди вероятных кандидатур такого рода называют бывшего главу МВД Геннадия Кузьмичёва-старшего, экс-президента Игоря Смирнова и ректора тираспольского филиала Одесской юридической академии, председателя Третейского суда Владимира Григорьева.

Общее руководство кампаниями с обеих сторон осуществляют команды российских политтехнологов — нанятые специалисты.

Отношение России, Молдовы, Украины, Запада

У России сегодня нет ясной линии поведения по Приднестровью — есть лишь суммарный вектор интересов длинного списка ведомств и коррумпированных фигур. В этом списке уже упомянутый Дмитрий Рогозин, недавно побывавший в Молдове и в «ПМР»; российские ФСБ-СВР-МО-МИД-РАО ЕЭС и ГАЗПРОМ — причём, как ведомства в целом, так и отдельные их функционеры; партии и депутаты ГД РФ; да и просто разного рода авантюристы, «севшие» на одну из финансовых схем. Их интересы формируются широким спектром причин, 90% из которых вообще не связаны с «ПМР».

Спецпредставитель президента России по Приднестровью Дмитрий Рогозин принял участие в заседании Верховного совета МПР в рамках визита в Тирасполь

Поскольку соотношение сил российских игроков меняется, суммарный вектор их усилий тоже неустойчив. Такой же характер «суммы векторов» носит и отношение остальных игроков. Ни один из них, включая и Украину, не выстраивает последовательной стратегии в приднестровском вопросе.

Если говорить о постоянных тенденциях в российском отношении к «ПМР», то Россия хотела бы её легализовать, но так, чтобы возвращенная в Молдову, она стала наряду с Гагаузией её вторым пророссийским якорем и сохранила бы за счет «особого статуса» роль «финансовой прачечной», где можно делать то, что чего нельзя делать в самой России.

В свою очередь, обе противоборствующие в Тирасполе стороны: команда Евгения Шевчука и команда холдинга «Шериф» ищут поддержки у России всеми способами и на всех уровнях, на которых только могут оперировать. В Москве же устали от непопулярного Шевчука и склоняются к проведению «ребрендинга» Приднестровья и замене на любую другую раскрученную в регионе фигуру. Стратегических задач это не решит, но на время сбить накал страстей в регионе поможет. Правда, так как цельных планов относительно «ПМР» у Россия нет, то и поддержка будущего кандидата носит ведомственный и личный характер.5788dac68c6d8

По окончании выборов все заинтересованные стороны будут работать с любым победителем. В принципе, все бизнес-схемы могут быть переориентированы на сотрудничество с любой командой.

Что касается внутренней кухни «ПМР», то «Россия» и «единство с Россией» глубоко вбиты пропагандой в сознание приднестровского населения. Обе команды — и «Шерифа», и Шевчука в значительной степени строят свои пропагандистские стратегии на тезисе: «мы пророссийские, а они [другая команда — авт.] прозападные и промолдавские», «мы за независимость Приднестровья — а они «сдают» нас Западу и Молдове». При этом сами они активно работают со всеми внешними игроками, включая Россию, Молдову, ЕС и Украину, имеют бизнес-связи даже с Румынией — главным пугалом всех приднестровских пропагандистов.

«Хороший президент», который устроил бы большинство реальных игроков в анклаве, должен выступать в роли смотрящего, предсказуемо действующего в рамках понятий и избегающего беспредела. Таким был прошлый президент — Игорь Смирнов. Шевчук же за пять лет заработал прочную репутацию непредсказуемого беспредельщика.

СЕРГЕЙ ИЛЬЧЕНКО, Левый Берег