Политика

Варшавский саммит НАТО не приведет к изменениям в российской политике

18 июля 2016

После саммита НАТО Россия не только сохранит тактику ядерного и энергетического шантажа, но и даст ей новый толчок. Также саммит стимулирует в России гонку вооружений и внедрение мобилизационного сценария.Путинспальцем

При этом политика сдерживания России – только первый шаг к нейтрализации ее имперских притязаний и обеспечению европейской безопасности. Поскольку по мере ослабления геополитических позиций России интенсивность деятельности исламских террористов и миграционных потоков в европейские страны — то, чем сейчас Кремль угрожает миру, пойдет на спад.

К таким выводам пришел в своем анализе руководитель Центра политических исследований стран Северной и Восточной Европы, доктор исторических наук Александр Сытин. Ранее он работал в засекреченном Российском институте стратегических исследований — РИСИ (который до сих пор напрямую подчиняется администрации президента РФ и готовит аналитику Кремлю). Однако в октябре 2014 его уволили из РИСИ «по идейно-политическим мотивам» — а именно после его осуждения аннексии Крыма и начала войны против Украины.

Александр Сытин

Общую реакцию в России на Варшавский саммит НАТО можно охарактеризовать как молчание. Оно носит, конечно, относительный характер, но в целом в российском информационном пространстве можно было бы ожидать значительно более истеричной реакции.

Впрочем, подлинная истерика уже имела место в период подготовки саммита, когда российские СМИ в буквальном смысле были наполнены ожиданием самого негативного сценария, вплоть до вторжения войск Альянса на российскую территорию силами размещенных в Польше и странах Балтии 4-х батальонов, ожидавшегося со дня на день.

Сейчас, однако, Дума и Совет Федерации ушли в отпуск, парламентариев в преддверии выборов больше интересует сохранение мест и устройство собственных дел: вопросы внешней политики и «безопасности страны» отошли на второй план. Основные новостные телеканалы также завершили сезон до второй половины августа. Значительно большее общественное внимание привлекает вопрос об участии российских атлетов в предстоящих Олимпийских играх и поездка Путина на Валаам, где президент молился то ли об упокоении душ российских пилотов, павших в Сирии в ходе операции по защите режима Асада, то ли о спасении родины от «агрессивной политики» Альянса.

Президент США Барак Обама выступает на саммите НАТО в Варшаве, 9 июля, 2016 года

Таким образом, реакцию на саммит можно наблюдать главным образом в экспертной среде. Точка зрения последовательно прозападных экспертов, к числу которых относит себя и автор этих строк, достаточно оптимистична: НАТО, существенно усилив свой восточный фланг, сделало значительный шаг вперед на пути обуздания агрессивной политики России, сдерживанию ее имперских синдромов и защите европейского миропорядка.

Более умеренные эксперты с тревогой и сожалением указывают, что именно эта агрессивная политика разбудила дремавший Альянс, и теперь мир ступил на новую ступеньку холодной войны и гонки вооружений, в которой, — и здесь с этими экспертами можно полностью согласиться, — Россия неизбежно потерпит поражение, как это случилось с ее историческим предшественником и вдохновителем Советским Союзом.

Наконец, крайняя «патриотическая» точка зрения представлена получившим широкую известность скандальным интервью Сергея Караганова, входящего в круг политических советников Президента, журналу Spiеgel. Здесь нет смысла пересказывать его содержание, отметим только, что оно в наибольшей степени совпадает с точкой зрения политического руководства страны. Как всегда, не представляется возможным точно определить, высказывает ли Караганов свои рекомендации Кремлю, или транслирует его политическую концепцию и идеологию в форме и выражениях, которых Путин и Лавров себе позволить не могут. Полагаю, что в данном случае речь идет именно о последнем варианте.

Советник президента РФ Сергей Караганов

Итак, официальный Кремль затих. Переговоры в формате НАТО – Россия, как и следовало ожидать, закончились ничем, в первую очередь по наиболее болезненному для Москвы украинскому вопросу. Российская власть собирается духом и мыслями. Это вполне укладывается в ее традиции, их кумир Сталин также собирался духом и отходил от поразившего его страха после начала войны, которую принято называть Великой Отечественной.

В данном случае шок связан с тем, что в Кремле были и продолжают пребывать в убеждении, что Россия нужна Европе, Западу, наконец, НАТО, а стало быть «не посмеют». Не посмеют не считаться с ее интересами и позицией, назначить встречу российским дипломатам уже после того, как все решения приняты и отлиты, хоть и в дипломатически сдержанные, но достаточно жесткие формулировки.

Посмели! Традиционная неоспоримая в глазах правящего в России «сословия» силовиков ставка на слабость и мягкотелость Запада, его неспособность принимать решения, его, якобы, заинтересованность в партнерских отношениях с Россией – эта ставка оказалась бита. Тезис о партнерстве, правда, еще продолжает звучать, но уже без прежней навязчивой и амбициозной самоуверенности.

Президент России Владимир Путин, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Украины Петр Порошенко во время переговоров в Минске

От обзора информационного пространства перейдем к российской Realpolitik. В целом в Кремле не могут не понимать, что курс агрессивных внешнеполитических авантюр, разжигания и поддержания «в рабочем состоянии» региональных конфликтов и очагов напряженности потерпел крах. Международная политика, и тем более риторика, все в большей мере ставится на службу главному политическому приоритету правящего класса – сохранению и упрочению своей власти внутри страны и консолидации стремительно нищающего населения вокруг этого правящего класса.

Правительство не в состоянии обеспечить приемлемый уровень жизни и решение экономических проблем? – Зато оно выступает единственным гарантом суверенного существования – без либеральных ценностей и ненужных свобод, без приоритета прав и потребностей личности над интересами общества и авторитарного государства, без однополых браков и гей-парадов. Неважно ведь, что процент людей, живущих за чертой бедности уже перевалил за 20% и упорно стремится к тридцатипроцентной отметке, а еще 50 процентам населения денег в обрез хватает только на питание и оплату коммунальных платежей, о медицинских же и образовательных услугах все в большей степени остается только мечтать – главное ведь, чтобы России никто не мог указывать, по какому пути ей развиваться!

Не в силах решать хозяйственные и управленческие задачи, правящий класс, воспринимающий себя как акционеров, а страну — как находящуюся в их коллективной собственности приносящую прибыль корпорацию, все свое внимание сосредотачивает на защите традиционных нравственных ценностей и безопасности. С началом нового политического сезона вопросы «защиты мира, безопасности и суверенитета от угрозы со стороны НАТО», безусловно выйдут на первый план.

Секвестируя жизненно важные для населения статьи государственных расходов, режим продолжает финансировать перевооружение, наращивать военную мощь, широко анонсируя скорый запуск в серийное производство стратегического бомбардировщика, способного поражать ядерным оружием цели прямо из космоса. Нет никаких сомнений в том, что и после саммита НАТО тактика ядерного и энергетического шантажа не только сохранится, но и получит новый толчок .

Запуск российских крылатых ракет в 2015

Не следует забывать и о том, что 2,5 млн. человек, занятых в том или ином качестве в системе ВПК, являются главной социальной опорой кремлевского режима. С семьями это около 10 млн., проживающих в промышленных регионах страны. Любые программы разоружения и ограничения роста ВПК означают для них жизненный крах. Именно они испытывают ужас перед любой возможностью рецидива «либеральной» политики как внутри страны, так и на международной арене. Добавьте к этому военнослужащих, военных пенсионеров и прочих силовиков с членами их семей, и станет очевидно, что прошедший в Варшаве саммит Евроатлантического Альянса не может иметь другого влияния на российскую политику, кроме эскалации гонки вооружений и попытки внедрить мобилизационный сценарий «развития». Путин может сколько угодно говорить о том, что Россия не позволит втянуть себя в гонку вооружений, но политический вектор задан и существующее руководство не в состоянии его изменить.

Наивно полагать, что Россия пойдет на уступки в отношении Крыма и Донбасса, Приднестровья и Карабаха. Столь же наивно ожидать сокращения численности российских войск, расположенных вдоль западных границ и в Калининградской области. Невозможно представить себе и отказ от концепции «русского мира». Максимум на что можно рассчитывать – это изменение режима полетов самолетов ВКС РФ над балтийскими странами. Теперь, возможно, они будут летать с включенными опознавательными системами.

«Угроза» со стороны 4-х размещенных в Польше и странах Балтии батальонов войск Альянса оправдает всю информационную, экономическую, «оборонную» и международную политику России, которая ни при каких обстоятельствах не откажется от имперских притязаний – наследия Российской Империи и СССР, от попыток превратить в зону своего влияния не только постсоветское пространство и Восточную Европу, но также Ближний и Средний Восток.

Совместные учения стран NATO ANAKONDA-2016 в Польше

В этой связи западному читателю необходимо осознать следующее: политика сдерживания России – не более чем первый шаг к нейтрализации ее имперских притязаний и обеспечению европейской безопасности. Эти притязания не могут быть преодолены в рамках ныне существующей в стране системы политических координат, а следовательно, любые мысли о соглашении, тем более партнерстве, с нынешней Россией должны быть полностью оставлены как абсурдные.

Как неоднократно указывал автор этих строк, урегулирование ситуации в Донбассе в рамках минских соглашений невозможно и губительно не только для украинской государственности, но и для европейской безопасности. Проблема Донбасса не имеет политико-дипломатического решения. Этот конфликт является гражданско-национальным лишь по форме. Фактически же речь идет о российской агрессии и оккупации этих территорий, замаскированной в соответствии с принципами гибридной войны под гражданскую войну.

Данный факт необходимо признать на международном уровне и решительно осудить агрессивную политику России, включая отправку так называемых «гуманитарных конвоев». Единственным путем «умиротворения» региона является введение туда вооруженных миротворческих сил, включающих представителей вооруженных сил стран Альянса и Украины. Российские же силы ни в коем случае не должны участвовать в миротворческой операции, в крайнем случае, военные представители РФ могут быть допущены туда не более чем в качестве наблюдателей.

Наблюдатели миссии ОБСЕ на Донбассе

Целью миротворческого контингента должно стать разоружение боевиков «ДНР/ЛНР», которым, возможно, следует предоставить гуманитарный коридор для выезда в Россию, после чего должен быть восстановлен контроль Украины над границей, ныне контролируемой ВС РФ и боевиками. Только после этого на избавленной от боевиков и вооруженных пророссийских элементов территории возможно проведение выборов. Статус территорий нынешних «ДНР/ЛНР» должен быть определен в рамках действующей украинской конституции Верховной Радой.

Очевидно, что Россия будет всячески противодействовать подобному сценарию. Важно понимать, что любые утверждения и призывы «не раздражать» Кремль есть ни что иное как попустительство и поощрение его агрессивного имперского курса. Очевидно также, что вопрос Крыма не может быть решен при существующей в России власти. Никакое экономическое санкционное, политическое и военное давление не заставит нынешний российский режим уступить.

К числу «недоработок» саммита следует отнести недостаточное усиление южной части восточного фланга НАТО. Между тем, именно бассейн Черного моря и Балканы являются наиболее чувствительной зоной «российских геополитических интересов». К любому иностранному присутствию здесь Кремль относится едва ли не более болезненно, чем к Балтике.

Наиболее правильным представляется решение, при котором боевые корабли Альянса установили постоянное дежурство в черноморском бассейне, что гарантировало бы безопасность Грузии, Румынии и Молдавии, всего балканского направления и придало бы дополнительную уверенность Украине.

Ракетный фрегат ВМС США USS Taylor и турецкий фрегат TCG Turgutries во время совместных учений в Черном море, 11 мая 2014 г.

Главным козырем российской международной политики является идея сотрудничества России и стран Альянса в вопросе борьбы с международным терроризмом. При этом Москва совершенно безосновательно утверждает, что у нее имеются значительные наработки и опыт в этом направлении. Позволительно спросить, о каком опыте идет речь? Если об опыте «умиротворения» Чечни, то крайне сомнительно, чтобы подобный опыт мог быть использован западными странами. Нынешние же ковровые бомбардировки российскими ВКС сирийской территории продлевают жизнь режиму Башара Асада, несут страдания и смерть населению страны, вызывают все новые волны беженцев в европейские страны, но никак не способствуют поражению международных террористических сил. Сторонникам партнерства с Россией в борьбе с терроризмом следует иметь в виду, что Москва на протяжении всей истории своей внешней политики создавала и поддерживала арабский антиизраильский экстремизм, начиная с Организации освобождения Палестины (ООП).

Не будет также лишним учитывать тот факт, что значительная часть офицерского состава Ирака и Ливии получала образование в российских/советских военных учебных заведениях, а следовательно была интегрирована в систему спецслужб, которые всегда видели свою задачу в дестабилизации западного мира и его общественного устройства. Очевидно, что эти задачи не сняты сегодняшним российским руководством.

Со своей стороны, рискну высказать гипотезу, что по мере ослабления геополитических позиций России интенсивность деятельности исламских террористов и миграционных потоков в европейские страны пойдет на спад.

АЛЕКСАНДР СЫТИН, Левый Берег