Политика

Игорь Соловей: Саркози рубит для Путина «окно в Европу»

16 июля 2016
Почти за месяц до теракта в Ницце я написал статью о предвыборной тактике Саркози, где сделал неутешительный прогноз: «Для обычных французов и других европейцев прогноз, к сожалению, тоже не радужный — пока подобные Саркози политики будут вести свою агитацию, основываясь на необходимости взаимодействия с Россией (мотивируя борьбой с терроризмом), то население стран ЕС будут периодически «кошмарить» то ли терактами, то ли агрессивными российскими болельщиками. Гибридная война она такая – формы разные, но цели одинаковые.»Экс-президент Франции Николя Саркози, претендующий на новый президентский срок на выборах в 2017 году, в Санкт-Петербурге фактически объявил главные тезисы своей предвыборной программы во внешней политике.

Основное место в его концепции будет занимать Россия и все, что с ней связано: терроризм – борьба с ИГИЛ, антироссийские санкции и Украина, а также расширение ЕС и НАТО. И почти все совпадает с видением Кремля.

Среди иностранных гостей Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), который начался накануне в Санкт-Петербурге, Николя Саркози являлся не самым высокопоставленным иностранным гостем: кроме него в Россию приехали действующие европейские политики – глава Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Италии Маттео Ренци. Однако именно Саркози на протяжении нескольких дней своего пребывания в России был обласкан вниманием СМИ и особенно – российских властей: в потоке постоянной критики в адрес Кремляположительные отзывы Саркози воспринимались российской аудиторией особо охотно.

Итак, выступая на форуме Николя Саркози сделал ряд знаковых заявлений, в частности о том, что:

  1. санкции с России надо снять: из-за них не удастся реализовать Минские соглашения, поскольку санкции порождают атмосферу недоверия между Россией и Европой. При этом Саркози предложил следующую комбинацию: первой об отмене контрсанкций — запрета на импорт продовольствия из Европы, объявляет Москва. Озвучивая это предложение Саркози сделал огромный реверанс в сторону Путина: первым должен протянуть руку «самый сильный», а «самый сильный — это Россия и это президент Путин».
  2. Россия нужна Европе и для решения сирийской проблемы, должна быть создана одна антиреррористическая коалиция вместо нескольких.
  3. США должны быть отстранены от всех европейских дел. «Отношения между Европой и Россией не должны никем диктоваться«, — заявил французский политик, уточнив, что США не может вмешиваться в отношения между этими геополитическими субъектами.
  4. Россию надо привлечь к созданию общей системы противоракетной обороны в Европе.

Саркози, как уже было сказано выше, часто и открыто хвалил лично Путина. «Россия — это самая большая страна в мире. Многие люди думали в 90-м году, что Россия теперь вычеркнута из дипломатической карты мира. В 2016 году так никто уже не думает. Россия вновь заняла свое место», — сказал он. «Авторитет господина Путина никто не отрицает, его место никто не отрицает во всем мире. Россия должна занять то место, которое должна, в мире», — говорил Саркози.

Путин и Саркози во время форума в Петербурге
Путин и Саркози во время форума в Петербурге

При этом менее лестно говорил он об Украине:

  1. Украина не должна быть членом ЕС и особенно – НАТО. «Украина не может выбирать одного или другого из партнеров: Украина является другом России и должна быть другом Европы. Это причина, по которой я всегда считал, что будет ошибкой интегрировать Украину в НАТО, интегрировать Украину в Европу», — сказал Саркози.
  2. Русскоязычное меньшинство в Украине «чувствует себя ущемленным». «Я хочу сказать, что самым большим злом, самым плохим решением и очень отрицательным решением украинского правительства будет устранение русского языка как официального языка Украины, когда 30% населения говорит на русском. Нельзя запретить им говорить на русском», — добавил он.
  3. На вопрос о статусе Крыма Саркози ответил, что он не упоминался в Минских договоренностях. «Крым упоминался в «Минске-2»? Нет. Почему вы хотите, чтобы я был большим реалистом, чем король? В «Минске-2» нет ни одного слова по Крыму, почему вы хотите, чтобы я вам говорил на эту тему?», сказал он. Таким образом, Саркози косвенно признает, что в будущем готов признать статус-кво украинского Крыма в составе России.

Такого количества комплиментов в адрес России и ее президента российским пропагандистам хватит как минимум на пару месяцев работы.

От США к Европе

В иных условиях хвалебные пророссийские речи могли бы так и остаться пропагандистской пеной, для внутреннего российского пользования. Однако в случае с Саркози есть поводы считать, что планы на него далекоидущие.

Кремль уже не скрывает, что пытается выйти из группы стран-изгоев и вернуться в клуб цивилизованных государств, президентов которых радостно принимают во всем мире и не стыдясь пожимают им руку. При этом Москва пытается «обнулить» допущенные ошибки и обеспечить возврат к цивилизации по своему методу – а именно через «принуждение к миру». А это означает, как показал одноименнаяситуация с Грузией, обыкновенную войну: открытую ли, или «гибридную».

Выбранная тактика – когда под грузом неких обстоятельств Запад радушно соглашается на услуги Москвы, успешно апробирована с США: сразу после громких терактов 11 сентября 2001 года Джорж Буш-младший принимает моментально предложенную помощь Владимира Путина и они вместе приступают к борьбе против мирового терроризма и «Аль-Каиды». Этот период стал для российско-американских отношений самым теплым, две страны действовали сообща.

К слову, автором данной концепции был, по информации автора книги «Вся кремлевская рать» Михаила Зыгаря, директор ФСБ Николай Патрушев. Сейчас Патрушев занимает еще более значимый пост – глава Совета Безопасности.

Однако во второй раз подобная тактика с США уже не сработала — Обама отказал Путину объединить усилия против ИГИЛ и закончить конфликт в Сирии (конфликт, который сам же Кремль успешно и раздул).

Получив от США отказ в Кремле поняли – с Вашингтоном в ближайшее время договориться не получиться. Поэтому Москва переключилась убеждать Европу – в надежде, что массовые потоки беженцев (из разбомбленной российскими ВВС Сирии), а также последующие теракты в Брюсселе и в Париже (в которых неизменно присутствовал след того же ИГИЛ) заставят европейцев стать сговорчивее.

Однако с Европой тоже есть свои трудности. По «единому номеру телефона, по которому можно позвонить в Европу» сейчас отвечает Ангела Меркель, которая является неформальным главой Евросоюза. А с ней отношения у хозяина Кремля как раз довольно натянутые:

«Ангела чекиста чувствует за 200 метров, ведь она выросла еще в советской ГДР», говорит британский журналист Эдвард Лукас.

Раздражение Путиным у Меркель многократно усилилось после того, как российский лидер обманул ее в вопросе урегулирования украинского вопроса.

Понятно, что такой немецкий партнер Кремлю невыгоден. «Путин делает все возможное, чтобы свалить Меркель, и инструментов в его распоряжении предостаточно», — говорит эксперт по России из берлинского аналитического центра Германское общество внешней политики (DGAP) Штефан Майстер (Stefan Meister).

Например, для этого использовалась многомиллионная русская община Германии. Также обхаживаются партнеры Меркель по коалиции – предлагая выгодные проекты (например, «Северный поток 2») близкому к Социал-демократической партии (СДП) немецкому бизнесу, Москва надеется расколоть правящую коалицию ФРГ. Лидера СДП Зигмара Габриеля Путин даже принимал в Москве по этому поводу.

Не получилось у Путина «перевербовать» и президента Франции Франсуа Олланда: он так и не вышел из тени Меркель и внимательно прислушивается к рекомендациям США.

В таких условиях смена лидеров в ведущих странах ЕС на более лояльных – чтобы изменить европейский курс, является одной из главных стратегических целей современного руководства России.

Кто станет новым партнером Путина в Европе

Кремль не так всемогущ как представляется. Однако его планам способствует сама внутриполитическая ситуация в ЕС: в межпартийной внутренней борьбе, на фоне созданных (в том числе Россией) проблем силу набирают радикальные и антиевропейские силы. И в этой сугубо внутриполитической борьбе между собой европейские политики все больше делают ставку на внешний фактор, российский. А Кремль, конечно же, им в этом только подыгрывает.

В шорт-листе Кремля новых союзников в двух ведущих странах Евросоюза есть несколько главных кандидатур. Среди них действующий глава МИД ФРГ Франк Штайнмаер (вышеупомянутая СДП) и экс-президент Франции Николя Саркози (еще и возглавляет крупнейшую оппозиционную партию Франции «Республиканцы»).

Штаймаер со своей СДП пока в коалиции с Меркель (представляет Христианско-демократический союз), но даже в этом союзе симпатизирует России. Из последнего – громкое заявление о том, что ЕС необходимо начинать приступить к ослаблению санкций против Москвы. Правда, у Штайнмаера оказались самые большие шансы занять внезапно освободившуюся должность президента ФРГ. И если для него такой вариант приемлемый, то для Кремля данная должность не очень выгодна: несмотря на статус полномочий у президента Германии намного меньше чем у канцлера.

Другое дело Саркози, который уже занимал пост президента Франции с 2007 по 2012 годы, после чего его сменил социалист Франсуа Олланд. И в 2017 году он собирается во второй раз стать президентом Франции, используя политическую слабость своего старого конкурента. Ведь Олланд сейчас переживает не лучшие времена: страну сотрясают теракты, массовые протесты и даже Евро-2016 приносит нынешним властям массу проблем, к которым, как оказывается, также причастна «гибридная рука» Москвы.

Борьба с терроризмом — «конек» кампании Саркози

Саркози строит свою избирательную тактику, как водится, на критике властей по особо чувствительным для населения вопросам. Среди них – проблемы нелегальной миграции и противодействие терроризму.

Вот и накануне приезда в Москву, 15 июня, выступая на заседании своей партии, Саркози в очередной раз призвал власти к введению «дополнительных мер безопасности». Вероятней всего, эту тему он поднял не случайно – в этот же день Саркози умчался в Россию на встречу с Путиным.

Но кроме выступления перед однопартийцами, Саркози сделал еще один шаг, чтобы заслужить расположение Путина во время предстоящего визита в Россию. За несколько дней до его поездки группа депутатов Европарламента опубликовала в СМИ обращение к Европарламенту, где предложила исключить из санкционных списков ЕС руководителей российских спецслужб: ФСБ Александра Бортникова и СВР Михаила Фрадкова, мотивируя это необходимостью наладить совместную борьбу с терроризмом. По странному стечению обстоятельств, большинство из подписантов были как раз из партии Саркози.

По словам депутатов, Россия благодаря своей позиции в Сирии «имеет доступ к ценной информации об ИГИЛ». «Мы можем не соглашаться по всем вопросам и вводить болезненные санкции. Но здесь есть цели и интересы, которые требуют от нас преодолеть желание наказывать», отмечается в письме. И в качестве примера приводится Израиль, где правительство Нетаньяху решило улучшить связи с Россией для усиления национальной безопасности, хотя Москва тесно работает с Ираном, главным и сильным врагом Израиля в регионе.

Они подчеркнули, что атаки на Париж и Брюссель «горько напомнили нам о том, что кооперация далека от того, чтобы быть оптимальной». «Если мы продолжим ослаблять кооперацию с Россией в этой области, мы продолжим ставить наших граждан в опасность», — указывается в письме.

Естественно, после таких шагов Саркози Кремль не смог отказать французскому политику в дружеском расположении. «Вечером президент (Путин — LB.ua) проведет неформальный ужин со своим старым знакомым Николя Саркози», — рассказал журналистам помощник российского лидера по внешней политике Юрий Ушаков.

«Беседа будет носить свободный непротокольный характер, любые темы могут быть затронуты, в том числе, естественно, состояние и перспективы российско-французских отношений, возможные предстоящие контакты, наверное, и региональные темы будут затронуты. Наверняка Саркози будет интересоваться нашими оценками ситуации на Ближнем Востоке, в Сирии и так далее», — сказал Ушаков.

Как видим, встреча Саркози с Путины подавалась Кремлем как беседа двух давних друзей, которые не стеснены рамками протокола и темами для общения. И если у Саркози получится через год вернуться на пост президента Франции, то у Путина появится верный союзник, который сможет кардинально изменить политику ЕС к России. Даже если Саркози не подвинет немецкого конкурента в борьбе за лидерство в объединенной Европе, то Франция под его руководством как минимум станет головной болью ЕС: будет элементарно саботировать Евросоюз, разваливая единство организации изнутри.

Не говоря уже о том, что Франция Саркози, с ее существующими антиамериканскими настроениями, надолго расстроит взаимоотношения Европы с США.

Для обычных французов и других европейцев прогноз, к сожалению, тоже не радужный — пока подобные Саркози политики будут вести свою агитацию, основываясь на необходимости взаимодействия с Россией (мотивируя борьбой с терроризмом), то население стран ЕС будут периодически «кошмарить» то ли терактами, то ли агрессивными российскими болельщиками. Гибридная война она такая – формы разные, но цели одинаковые.

ИГОРЬ СОЛОВЕЙ, Левый Берег