Взгляд

Российская «дружба» хуже чем война с Россией

29 июня 2016
А между тем, похоже, что Россия скоро попросится в друзья к Украине.
Общение Путина с народом в прямом эфире — это всегда знаковое событие для РФ. К нему готовятся, как к полету в космос или уборке урожая. Говорящие головы в телевизоре озвучивают обратный отсчет перед стартом программы, информируют о количестве поступивших вопросов, как о намолотом зерне или надоях молока.
Российская пропаганда ставит новые рекорды мастерства: тут вам десятки прямых включений со всех точек России, в том числе и захваченных территорий, в прямом эфире, проходки сквозь коровники и летающие телекраны. Все на высшем уровне.
Тема Украины, естественно, не осталась в стороне.
Еще два года назад Путин мечтал о мифической Новороссии, придуманной его политтехнологами, в пол-Украины – именно столько русская армия планировала захватить после ребрендинга «зеленых человечков» в Крыму – они стали «шахтёрами и трактористами» на Донбассе. Год спустя, в 2015 году он уже увязывал будущее «Новороссии» с «гибкостью и политической мудрости киевского руководства». В этом году президент России решил даже не вспоминать аббревиатуры из трех букв российских террористических образований на Донбассе. Заявления Путина о согласии разместить на линии разграничения между российскими и украинскими позициями вооруженных сотрудников ОБСЕ говорит о желании Кремля окончательно заморозить конфликт.
То есть, вроде как предлагается негласная формула то «что мы, Россия, честно завоевали, это наше, а теперь давайте начнем с чистого листа». Ведь, если бы в России хотели действительно найти способ урегулирования, то сотрудников ОБСЕ с оружием нужно размещать совсем в другом месте – на неконтролируемом участке украино-российской границы. Только так можно поставить заслон потоку российских танков, пушек, снарядов и боевиков-отпускников. А если таких нет, как любят декламировать в Кремле, то удастся избавиться от всех обвинений во вторжении на Донбасс.
Отражением политики РФ является, в первую очередь, риторика: определения и слова в адрес оппонентов. Впервые за многие годы конфронтационная лексика в отношении нас не применялась, да и вообще, Украина явно проигрывает в списке публичных врагов той же Турции. Президент России фактически впервые после бегства Януковича, хоть и завуалировано, заявил о готовности сотрудничать с новым правительством Украины. Да, ему нужно еще избавиться от «фобий», «иностранных инструкций», в общем, много работать, чтобы у России «был надежный партнер».
Но самое главное, Путин снова за многие годы начал сравнивать положение в экономике Украины с российскими реалиями. Россиянам объяснили, что жаловаться не стоит, не все так плохо, вон в Украине инфляция 48%, а в РФ всего-то 12%. К такому приему президент России не прибегал уже очень давно. Это не удивительно, ведь на протяжении последних двух лет российская пропаганда ежедневно пророчила крах, дефолт, голод, разруху и другие беды Украины. Ничего этого не произошло. В результате захвата Россией части территорий, войны, потери российского рынка и (справедливости ради, собственной глупости) уровень жизни в Украине действительно сильно упал. Но Украина выстояла и оказалась жизнеспособной без России. Видимо, поэтому риторика изменилась: «из бандеровской хунты» и «очага фашизма посреди Европы» мы превратились ни много ни мало, в обычного «соседа»? Похоже, с нами даже можно сотрудничать?…
Остается одна маленькая проблема. Украина после оккупации 7% своей территории – Крыма и части Донецкой и Луганской областей, – после тысяч убитых военных и мирных граждан начать диалог с видом, что ничего не случилось, не сможет, да и не захочет. Своей политикой на Донбассе Кремль ставит Украину в ситуацию, когда компромисс невозможен. Любые договорённости с Москвой будут выглядеть уступкой, а отступать уже некуда. Поле для политических манёвров упирается в реальные окопы украинских солдат. И такая политика Кремля сделала Украину сильнее. Как ни странно, но что-то подобное уже было. Несколько лет назад Кремль пытался задушить Украину газовыми ценами и втянуть в Таможенный союз. Сейчас в российском правительстве размышляют, как бы не потерять совсем украинский рынок для своего газа. Аналогичный эффект будет в экономике, политике и безопасности. Ведь когда тебя загоняют в угол, для выживания хороши любые средства.
РОМАН  ЦИМБАЛЮК, УНИАН