Взгляд

Поле битвы — в каждой голове

10 июня 2016

Сооснователь Гражданской Платформы «Нова Країна» Валерий Пекар: «Это битва между Советским Союзом и Украиной, и поле битвы — в каждой голове».

Известный украинский предприниматель и общественный деятель рассказал Styler, какой может быть украинская национальная идея, чем отличается нынешний период от эпохи 90-х и почему реформы идут так медленно.

Соучредитель Гражданской Платформы «Нова Країна» Валерий Пекар проводил лекции о стратегии развития Украины еще во времена бурных событий Революции Достоинства. Впрочем, стремление изменить страну у Валерия было и задолго до этого. Член Национального совета реформ, бизнес-тренер и президент компании «Евроиндекс» считает, что, несмотря на сложную экономическую и политическую ситуацию в Украине, риска развала страны все равно нет.

Валерий, какие времена, с вашей точки зрения, сейчас переживает Украина?

Собственно, то, что происходит с Украиной, можно назвать словом «модернизация». Это переход от старого порядка к новому, современному. Модернизация происходит во всех сферах жизни: в экономике это смена олигархической модели открытым рынком, в политике — становление политической нации и политических партий, в геополитике — разрыв с империей и формирование современного национального государства.

Модернизация происходит как революция: экономическая, геополитическая, ментальная. Далеко не все страны подошли к порогу модернизации, и еще меньше тех, кто успешно ее провел, но именно эти модернизированные страны являются наиболее развитыми, сильными с точки зрения экономики и культуры, демократии и прав человека.

Какие основные заблуждения есть у наших сограждан касательно изменений в стране, касательно реформ?

Чаще всего люди заблуждаются, связывая изменения с властями. Кто-то там, наверху, должен сделать наконец нашу жизнь состоятельной, справедливой и счастливой. А там, наверху — обычные люди с их собственными убеждениями и страхами, интересами и личными недостатками, а порой и с предрассудками. Модернизация обычно начинается тогда, когда в стране насчитывается хотя бы 7-8% людей, которые мыслят иначе, имеют внутренний локус контроля, то есть таких, которые не спрашивают «Кто мне сделает лучше?», а спрашивают себя «Что я должен сделать, чтобы мне было лучше?».

Опираясь на социологические исследования, можно заверить, что мы имеем вдвое больше этого необходимого минимума. И это означает неотвратимость изменений. Но пассивное большинство преобладает над активным меньшинством, вот почему изменения такие медленные. Активное меньшинство определяет направление, а пассивное большинство определяет темп.

Фото: «Пассивное большинство преобладает над активным меньшинством, вот почему изменения такие медленные» — Валерий Пекар

Многие наши соотечественники ассоциируют реформы с немедленным повышением уровня жизни. Но на самом деле реформы означают разрушение старого порядка, что приводит, наоборот, к ухудшению жизни. Предположим, навели порядок на таможне, и сразу десятки тысяч людей, которые до сих пор жили контрабандой, стали чувствовать себя гораздо хуже. Уровень жизни упал, что отразилось также на тех, кто лечит, кормит, подстригает контрабандистов, учит их детей. Всем стало хуже. Что же это за реформы такие? Нет, поворачивайте назад!

За разрушением старого порядка должно идти создание нового. А создать это новое — новые предприятия, рабочие места, новые рынки — должны люди сами. Реформа только лишает власти тех, кто десятилетиями паразитировал на людях, на стране. Пользуясь медицинской метафорой, для того, чтобы быть здоровым, мало избавиться паразитов. Это первый шаг. Необходимый, но не достаточный. Далее нужны здоровый образ жизни, спорт, правильное питание и т.д.  А за это все человек отвечает сам.

Все хотят перемен, но далеко не каждому понравится, когда в результате реформы, скажем, учебных заведений, начнут массово сокращать учителей. Как формировать у украинцев адекватное понимание подобных изменений?

Такие же негативные эмоции вызовет сокращение чиновников, инспекторов ГАИ, налоговиков и тому подобное. По меткому выражению, «целые министерства можно заменить на отдельные компьютерные программы». Куда девать всех этих людей? Они будут недовольны.

Довольны должны быть другие — те, кто теперь будет свободен от давления сокращенных чиновников. Кто сможет теперь не стоять целый день в очереди с «шоколадкой благодарности», а распечатывать справку на домашнем компьютере. Их время, их силы будут высвобождены. Это время и силы тех людей, которые способны творить. И именно они являются главными людьми в стране, которая модернизируется. Подумайте только: Украина в мировом рейтинге экономической свободы сейчас на 162 месте! Вот так мы теряем энергию лучших людей страны, которые могут сделать ее богатой буквально за несколько лет.

Сейчас мы видим, что общество поляризуется. Чем это грозит?

Общество поляризуется именно потому, что нет объединительной идеи. Люди не знают, куда всё движется, и именно поэтому 76% считают, что страна движется в неправильном направлении. Мы не знаем, у нас война или АТО; Россия оккупант или просто поддерживает сепаратистов; оставленные на территориях люди — это коллаборационисты или жертвы оккупации, или просто у них другой взгляд на жизнь. Нет большой идеи, которой было бы подчинено все, и я стесняюсь называть ее национальной идеей, потому что национальная идея — это на десятки лет, а у нас даже на 2-3 года.

Скажем, если бы такой идеей стал экономический рост, то все сторонники чрезмерной регуляции, чиновничьих схем, излишнего вмешательства государства в экономику, все олигархи, монополисты, коррупционеры на таможне и в налоговой одновременно стали бы врагами народа, которых надо уничтожить. А сегодня они все себя хорошо чувствуют, потому что экономический рост не стал нашей Великой Идеей.

Фото: «За разрушением старого порядка должно идти создание нового» — Валерий Пекар

Если бы такой идеей стала военная победа, то врагами народа стали бы бездарные генералы, армейские коррупционеры, но также и распространители «зрады» и панических настроений, сторонники примирения и артисты-гастролеры по российским территориям. Этого мы тоже не видим. Если бы Большой Идеей стала очистка страны, то все депутаты, чиновники, судьи и прокуроры, которые сознательно и преданно служили режиму Януковича, должны были бы сидеть или в тюрьме, или в лучшем случае на даче, или же прятаться где-то в России или на тропических островах. Кому как повезет. Но нет, все они прекрасно себя чувствуют на своих позициях, за них голосуют на выборах.

Именно это желание «никого не обидеть» радикализует тех, кто так жить не может. Кто потерял друга или родственника на войне. Кто потерял бизнес из-за бандитов или чиновников. Кто потерял родной дом на Донбассе или в Крыму. Кто прошел Майдан и потому уже не может жить по-старому. И если ничего не делать, то эта активное меньшинство однажды возьмет оружие, и этот день может стать последним для страны. Отказываясь воевать против настоящих врагов Украины, мы приближаем гражданскую войну.

Возможно, Украина была поляризована давно, просто раньше мы не придавали этому такого большого значения?

Надо понять сущность этой поляризации. Она — не по географии, не по этническому признаку и не по языковому. Харьков и Одесса, Днепр и Мариуполь безусловно доказали свой украинский выбор. Грузины и евреи, армяне и этнические русские, крымские татары и татары с Поволжья, представители других этносов в тысячах случаев доказали свою приверженность украинской идее. На фронте звучит русский язык наряду с украинским. Причина разделения, ключевая признак — не в этом.

Как-то украинский историк Ярослав Грицак говорил, что конфликт поколений глубже и важнее, чем надуманный конфликт Востока и Запада Украины. На самом деле мы видим, что и возраст не является ключевым признаком. Разделение идет по ценностям, и люди зрелые и даже пожилые часто являются носителями новых ценностей, а люди молодые — старых. Это битва между Советским Союзом и Украиной, и поле битвы — в каждой голове, линия фронта проходит через каждую кухню. На этом фронте двадцать с лишним лет просто было затишье, а теперь оно закончилось. И каждому придется определяться. И там, где сторонники Советского Союза, советского образа жизни составляли большинство, теперь идут жаркие бои с использованием тяжелой техники. А там, где их меньшинство, они сидят тихо и без оружия, — но это не значит, что их нет, что их поступки не влияют на ситуацию.

Чем опасно  отсутствие долгосрочной стратегии правительства? Ведь сейчас совсем не понятно, что нас ждет через пять или десять лет.

Правительство не может быть надолго, потому что парламент недееспособен. А значит, рано или поздно будут новые выборы, и после них — новое правительство. Именно поэтому я считаю правильным решением концентрацию внимания правительства на краткосрочных задачах. Горит сарай, и надо тушить пожар, пока весь дом не загорелся. Задача правительства — за несколько месяцев показать конкретные результаты в наиболее болезненных сферах.

Харьков и Одесса, Днепр и Мариуполь безусловно доказали свой украинский выбор

Но в то же время дальняя стратегия есть. Она создана обществом. Например, Гражданская Платформа «Нова Країна», к которой я причастен, еще в апреле 2014 предложила интегральное видение будущего Украины, в разработке которого принимала участие почти тысяча человек. Дальняя стратегия есть и у политиков. Проблема в другом: вокруг этой стратегии не объединились граждане, ведь ежедневные решения принимаются в отрыве от нее. Можно говорить много красивых слов о высоких материях, но поступки доказывают, что на самом деле важно, а что является декорацией.

А можно ли сравнить нынешнюю экономическую ситуацию с той, что была у нас в девяностых годах?

И да, и нет. Да — потому что разорваны экономические связи, разрушились основы экономической системы, и всем стало плохо. Нет —потому что тогда возникли десятки тысяч рыночных ниш, которые сегодня заполнены. В начале девяностых было сравнительно легко создать бизнес: рынки были пусты. Сегодня рынки в значительной степени монополизированы. Ну и, конечно, тогда не было такого всеобъемлющего давления государства, как сейчас.

Некоторые говорят, что Украина сейчас находится на этапе определенного затишья, после которого произойдет буря. Какие изменения это может принести?

Между тем, как Вы задали этот вопрос, и тем, когда я ответил, прошло несколько дней. За это время возобновились обстрелы на фронте, вернулась Надежда Савченко, раскрылись данные черной бухгалтерии Партии регионов… Периоды медленного времени бывают, но небесный рубильник, который переключает медленное время на быстрое и наоборот, обычно перебрасывается в другое положение за одну минуту. Всякое может произойти в любой момент, поэтому расслабляться — не время.

Какое будущее вы видите для Украины на данном этапе?

К осени будет более или менее спокойно, потому что лето всегда приносит немного расслабления. За это время политической элите надо исправить ошибки, иначе нас ждет очень напряжённая осень. Общество разочаровано отсутствием результатов не только в реформах, но и в установлении справедливости и в борьбе с коррупцией. Несостоятельность политической элиты уже всем очевидна, но есть последний шанс. Осенью в одном строю могут оказаться все ветераны-фронтовики и честные предприниматели, обиженные несправедливым судом граждане и родственники погибших, леваки и популисты, романтики-националисты и реваншисты-регионалы, платные агенты России и малообразованные запутанные люди.

Есть несколько месяцев, чтобы доказать способность стратегически мыслить. История учит, что в таких экстремальных условиях происходит раскол элит, и часть элит действительно начинает «жить по-новому», возглавляя стремительные изменения. Если же нет, то буря сметает всех, виновных и невиновных, и этому надо предотвратить любой ценой, не доводя до красной черты.

ЕКАТЕРИНА ГОНЧАРОВА, Rbc.ua