Концептуально

Путин сделал весь мир своим заложником

06 июня 2016

Дмитрий Запольский о гибели MH17.

Уголовное расследование гибели малазийского «Боинга» рейса MH17 близится к завершению: ожидается, что по его итогам в октябре будут поименно обозначены виновные лица. Однако родственники жертв авиакатастрофы не сомневаются, что имена чудовищ, чьи действия привели к трагедии, уже известны: это Российская Федерация и лично президент России Владимир Путин. Стало известно, что от тридцати трех человек в Европейский суд по правам человека поступил иск к РФ и ее лидеру на общую сумму 330 миллионов долларов США — такую компенсацию они требуют за убийство своих родных и близких в небе над полыхавшем войной Донбассом летом 2014 года. Своим мнением о ситуации с Newsader поделился независимый журналист в эмиграции Дмитрий Запольский — аналитик, который не сомневается, что для Путина «отправить на тот свет 100 человек «во имя интересов Любимой родины» как нефиг делать».

NA: Дмитрий, как Вы оцениваете степень вины лично президента России в трагедии с MH17, произошедшей два года назад?

Д.К.: Прежде всего, я сильно сомневаюсь, что Путин лично отдавал приказ о применении «Бука». Думаю, что он до трагического дня вообще не знал, что существует такой агрегат. Слишком много всякого нестратегического оружия есть в арсенале, чтобы оценивать его по-отдельности и распоряжаться каждой машиной.images111

Полагаю, что Путин давал разрешение использовать просто полное вооружение дивизии, в которое входит «Бук». Можно предположить, что он понимал только то, что посылает в театр военных действий некую зенитную самоходку, способную уничтожать самолеты в высоких эшелонах, и тем самым хотел, чтобы установка, естественно, хоть один раз что-то высоко летящее сбила: поставка вооружений украинским повстанцам (или сепаратистам, это очень условный термин) была предпринята в рамках существовавшей тогда концепции дестабилизации Украины.

Вот здесь нужно немного пояснить позицию: мы можем по-разному трактовать главный вопрос, а именно — верил ли Путин в успех военной авантюры на востоке Украины, хотел лишь только «напугать» Запад кровопролитием, пытался ли таким образом поджечь еще не втянутые в открытое противостояние с Киевом регионы, обеспечивавшие выход к Крыму — Херсонскую и Одесские области, просто намеревался прозондировать почву для дальнейшей эскалации или судорожно бросал в бой военных советников и технику для того, чтобы подтвердить свою личную внутреннюю убежденность, что Россия для Украины лучше, чем Европа. Мы сейчас не можем определенно ответить на вопрос о мотивах Владимира Путина.

Однако, факт в том, что Кремль одобрил использование в «мятежных» регионах Украины серьезного вооружения и намеревался «закрыть небо» для украинских самолетов и вертолетов, работавших в рамках противодействия мятежным вооруженным формированиям. И «Бук» был оружием устрашения: он должен был выстрелить и сбить самолет на высоте 9-12 тысяч метров. Для этого установку с экипажем доставили из России и дали санкцию на ее применение.

Тут опять нюанс: как и в физике ничтожно малое количество вещества нельзя считать нулем, так и в политологии нельзя утверждать что-либо, если есть малейшее сомнение. Так вот, сегодня мы все прекрасно понимаем две вещи: злополучный малазийский самолет был сбит из Бука. И что российский «Бук» на тягаче с белой кабиной катали по Украине. А вот остальное можно поставить под сомнение: выстрелил ли Тот Самый «Бук» или действительно некий экипаж смог использовать некую «трофейную» установку, чтобы «пульнуть» в небо для устрашения. Следующий вопрос и, пожалуй, самый главный: зачем было стрелять в гражданский самолет? Тут есть тоже два варианта: стреляли по-ошибке, сдуру, не допуская даже возможность сбить гражданский лайнер. Второй вариант куда страшнее и отвратительнее: стреляли специально в гражданский рейс, стараясь сбить именно российский самолет, чтобы возложит вину на Киев и заручиться народной поддержкой последующей открытой военной экспансии в Украину. Оба эти варианта вполне вероятны.Bad Neighbor Putin

Вы меня спрашиваете о вине лично Путина. Мы не в зале суда, не выносим вердикт, поэтому можем свободно давать оценку Владимиру Путину в этой ситуации. Как глава государства он несет ответственность за действия России. Он развязал сепаратистскую авантюру, санкционировал раздачу оружия повстанцам, включая современное летальное вооружение, вопреки законам РФ позволил гражданам своей страны быть наемниками и убивать. Это факт, который неизбежно будет доказан.

А вот насчет «Бука» есть вопросы: я сомневаюсь, что он лично давал указания использовать зенитно-ракетный комплекс против гражданских самолетов. И в данном случае он, все-таки, несколько отличается от Каддафи. Если, конечно, не брать в расчёт вторую версию о преднамеренной провокации в виде атаки на российских гражданский самолет с целью оправдания марш-броска на Одессу или даже на Киев. Для получения полной уверенности в чем-либо нам сейчас очень не хватает деталей.

В любом случае вина Путина не доказана. И это надо трактовать в его пользу, как бы мы плохо не относились к нему, как бы не желали падения его режима и мира на украинской земле, как бы мы не сочувствовали тем, кому это война проехалась танком по жизни. И как бы мы не соболезновали родственникам и близким жертв крушения малайского самолета. Путин виновен в политической авантюре, в реках пролитой крови, в колоссальном ущербе от войны, но возложить на него персональную ответственность за сбитый самолет сейчас нельзя. Если, повторю еще раз, не будет доказан подлый замысел намеренно сбить чартерный рейс с русскими туристами, чтобы обеспечить народную поддержку применения регулярной армии в открытом военном противостоянии с Украиной. Психотип Путина и его менталитет вполне позволяют это предполагать.

NA: Вы допускаете возможность того, что Путин заранее запланировал гибель гражданского лайнера без видимых выгод?

Д.К.: Не хочу сейчас глубоко в эту тему влезать, но он парень брезгливый и сам, конечно, такие идеи не генерирует. Да и вообще не выдает никаких команд, которые могут быть впоследствии использованы против него как компромат. Но отправить на тот свет 100 человек «во имя интересов Любимой Родины» ему как нефиг делать. Но только так, чтобы без следов его команды — во всяком случае, без его участия. Кивок головы, причем неопределенный. И потом, если получилось, звезду Героя на грудь инициатора секретным указом.

NA: Удовлетворены ли Вы скоростью расследования гибели малазийского «Боинга»?

Д.К.: А вы считаете, что расследование идет медленнее, чем надо? Вполне нормальная скорость для подобной задачи. Такие вещи не делаются быстро, да и всегда расследовали стараются не спешить с выводами: слишком серьезный вопрос, слишком весом их вердикт, чтобы быть скропалительным. Что сегодня можно воспринимать как непреложный факт? Во-первых, это именно из «Бука» был сбит Боинг, а не с воздуха. Во-вторых, «Бук» на белом трейлере почти наверняка из Курска и он почти наверняка та самая зенитно-ракетная установка, сбившая Боинг. В-третьих, нам известен экипаж этой установки.

А вот остальное — загадки. Тут самое время упомянуть, что расследование Беллингкат — феномен новой информационной реальности. Анализ открытых источников всегда был самым эффективным способом разведки, и спецслужбы со второй половины ХХ века применяли его очень успешно, но хранили в тайне методики и наработки. Однако, общество смогло постепенно овладеть этими нехитрыми методиками: в нынешнем времени разведки стали откровенно слабы перед колоссальным информационным валом, когда анализ больших объемов информации стал доступен простым интеллектуалам. И это некое изменение реальности, новый этап политической жизни мира: теперь мировое сообщество интеллектуалов сравнялось по своей мощи самым продвинутым разведсообществам. И это будет иметь колоссальные последствия в ближайшем будущем.

Особенно страшен это удар для уверовавших в свою «избранность» информационным «князькам» типа Путина, усвоившим в своих институтах и разведшколах ошибочную истину, что владеющий информацией человек владеет миром. Увы, они, далекие от интернета, от анализа массивов, от простой интернет-эвристики, застрявшие где-то в прошлом веке с его контент-анализом, они сегодня выглядят убого и смешно. Ведь Путин, как и его Политбюро в виде Совбеза — динозавры информационного мира.

Панамагейт, Беллингат и предшествующий им Викиликс — чудовищны для закостенелых мозгов бывших чекистов, считавших себя рыцарями, нашедшими информационный Грааль в виде накопления разведданных. А сейчас — алле, оп! — компания молодых айтишников за полгода может накопать столько компромата!

Они не готовы к реальной жизни, где смартфон оказался мощнее, чем супер-ЭВМ в Ясенево, и где на флешке помещаются тонны перфокарт. Они проигрывают на наших глазах, хороня под собой век разведок, ФСБ, СВР, ЦРУ, Моссада и всех прочих пожирателей налогов. Вот это вывод, который надо сделать в первую очередь, глядя на расследования групп интеллектуального поиска. Особенно примечательно, что Путин и его окружение, ведомые всплывающими из подсознания лекциями своих преподавателей в Краснознаменном институте КГБ СССР, ищут за этими усилиями происки «Главного противника», то есть ЦРУ. Однако, полагаю, что и ветераны Ленгли точно так же не осознают новой реальности, а она наступила.

NA: Как Вы оцениваете реакцию Запада относительно трагедии с самолетом мальтийских авиалиний?

Д.К.: Что касается реакции политического руководства стран Запада на эти расследования, то она действительно заторможенная. Потому что это непривычно. Что делать с Путиным? Объявить войну? Но это чушь собачья: войны начинаются не из-за того, что вдруг внезапно выясняется: правитель страны-противника оказался подлецом и негодяем. Во-первых, кто бы сомневался. Во-вторых, открытая война в ХХI веке требует не уничтожения войск противника, а смены политической сути врага.721181

Воевать с Россией мир не готов прежде всего из-за отсутствия стратегического проекта Построссии. Причем, не готов не просто к войне, а даже к подрывным действиям. Посмотрите, как Запад сейчас с кислой миной принимает данные Панамгейта и расследования Беллингката: никто не понимает что с этим делать дальше. Как и с известными взрывами на Каширском шоссе: если действительно это было организовано Путиным или его клакой, то что дальше? Водородные бомбы кидать? Ну вот кинули. И что? Ценой миллионов жизней ни в чем не повинных европейцев и американцев ликвидировать антинародный режим? А завтра там вырастет новый. И незатронутый этим противостоянием азиатский мир получит колоссальные возможности экономического развития, которые перекосят все дальнейшее развитие человеческой цивилизации, в результате чего западные ценности все равно погибнут. Так ради чего губить экономику и прогресс, обрекать целые поколения на жизнь в чернобыльской зоне, которая на столетия распространится почти на все страны первого мира? Это тупик.

Другой вариант — тратить огромные ресурсы на свержение режима Путина путем поддержки оппозиции. Но эта самая оппозиция разве так уж лучше существующей в РФ власти? Где гарантии, что пришедший к власти условный Навальный, склонный к популистским шагам, не окажется через пять лет таким же, как Путин? А умонастроения народа? Если действовать по логике демократии, дать российскому обществу возможность самоопределения, — не приведет ли это к еще худшему сценарию?

Вот все это и вызывает тот ступор у Запада, который мы сегодня наблюдаем в виде реакции на информационные бомбы типа «Bellingcat». Еще есть вариант физического устранения Путина с целью поменять конкретную группу людей во главе России, но и это не приведет к искомому результату — система родит нового деспота, возможно, еще более безумного и негодного для жизни в системе цивилизационных ценностей.

Именно поэтому — и ступор, и желание увидеть все под другим углом зрения, понять и простить, как бы глупо это не выглядело. Западный мир предпочитает ждать, когда законы истории сработают сами, когда экономическая и монетарная реальность вызовет перемены в умах и душах россиян, и когда центробежные силы окончательно разорвут остатки империи. Причем — с ужасом от осознания того, сколько сил и средств придется вложить, чтобы этот процесс не привел к потере контроля за оружием массового поражения.

Еще один нюанс: все адекватные наблюдатели видят, что режим Путина вполне соответствует в общих чертах «чаяниям и пожеланиям» народным. То есть это омерзительно, но Путину удалось почти невозможное: он смог создать из своего народа безликую неумную массу, доверчивую и бестолковую, иждивенчески-настроенную и потерявшую морально-нравственные нормы, презирающую закон и подчиняющуюся только силе. Этот феномен когда-нибудь будет очень внимательно изучен специалистами. Но сейчас, к сожалению, это «терра инкогнита»: как поведёт себя население конкретных регионов РФ в случае падения режима, мы не знаем. Скорее всего, вовсе не так, как можно предполагать, учитывая колоссальную зависимость населения от региональных элит, выполняющих феодальную функцию по отношению к новым крепостным-бюджетникам. И надо понимать, что судьба Путина — как иголка в сказке про Кащея: он сделал весь мир своим заложником. Увы, это даёт ему возможность творить абсолютное зло, как в истории с Боингом в частности, так и крымско-украинской военно-политической авантюрой вообще.

NA: Насколько перспективным выглядит иск родственников жертв MH17 к РФ и лично Путину?

Д.К.: Является ли иск родственников погибших пассажиров к Путину юридически перспективным? Не думаю. Если только, конечно, в рукаве истцов нет козырного туза типа свидетельских показаний кого-то, причастного к залпу. Такое маловероятно, но возможно. Были ведь в истории и Эйхман, и Гордеевский, и Калугин, и Резун. Все возможно. Скоро узнаем.6662E734-1D74-43A3-A229-76AE2B9A562C_w640_r1_s

NA: Как трактовать переговоры премьера Малайзии с Путиным?

Д.К.: Скорее всего, Кремль, понимая всю тупиковость ситуации, уже сейчас готов, как в свое время Каддафи, что-то признать и выплатить компенсацию, причем немаленькую, родственникам жертв и Малайзии. Взамен Путин попросит возможность «сохранить лицо», и его малайские коллеги с пониманием отнесутся к этой просьбе. В любом случае это будут вынужденные шаги с обеих сторон.

А вот на глобальную ситуацию это не повлияет никак: что делать с Путиным — не знает никто. Даже сам Владимир Владимирович сегодня не видит для себя возможности выхода из тупика, в который зашел мир, Европа, Россия и лично он со своим друзьями, когда мир в конце девяностых решил, что надо бы сохранить Россию единой, когда и все решили намного закрыть глаза на методы, надеясь что никто и никогда не узнает деталей. Увы, еще тогда надо было понимать, что перфокарты давно не актуальны.

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader