Взгляд

Эксперт об истории с Савченко: уверен, что Россия найдет новые способы выставить себя в неприглядном свете

27 мая 2016

Латышский журналист и писатель Имантс Лиепиньш живо интересуется событиями, происходящими в Украине. В прошлом году он опубликовал книгу «Украина: жизнь, смерть и внутренняя революция«, в которую вошли его репортажи, в том числе и из зоны Донбасского конфликта.  Newsader интересовался мнение Лиепиньша о процессах, которые происходят в Украине сегодня. Не были обойдены вниманием и самые горячие новости — такие, как, например, освобождение Надежды Савченко из российского плена.

NA: Имантс, ты часто бываешь в Украине, у тебя там много друзей. На твой взгляд, в каком направлении сегодня идет эта страна?

И.Л.: В первую очередь я бы отметил, что прошло уже два года с момента, когда в Украине начались реформы. Некоторые из этих реформ были чрезвычайно удачны, некоторые — чрезвычайно неудачны. Например, бизнес стал намного более открытым. Также и рынок Европейского Союза на сегодняшний день полностью открыт для украинского экспорта. Правда, в последнем случае есть один важный нюанс — экспортируемые продукты и товары должны соответствовать европейским стандартам качества. Это, фактически, единственный, при чем — преодолимый, барьер, который остался на пути украинских экспортеров.

Но также необходимо упомянуть неудачные реформы, или даже те реформы, без которых можно было бы и обойтись. Я вообще считаю, что нынешние попытки украинской власти либерализивать все и вся не слишком продуктивны. К таким шагам тоже надо подходить с умом и смотреть, какое влияние это может оказать на экономику.

NA: В таком случае хотелось бы спросить, какие украинские реформы, на твой взгляд, являются самыми удачными?

И.Л.: Меня впечатляет реформа армии. Она приносит видимые плоды. Если смотреть во временной перспективе, украинская армия ранее была подобна старой советской армии. Выражаясь условно, она была “никакой”. Солдат дрессировали, как глупых животных. Они рассматривались как масса, которой нет необходимости что-то знать, единственной их задачей было — тупо подчиняться правилам.

Сегодня Украина пытается перестроить армию по принципам НАТО. Т.е. она стремится, чтобы солдаты были мотивированы, а в случае потери связи с руководством продолжать действовать в качестве автономных боевых единиц. Солдаты новой формации обладают широкими знаниями, поэтому могут применять разные тактические решения в зависимости от ситуации.

К слову, для меня символом боеспособности армии является то, как она марширует. Если солдаты на параде маршируют идеально — это значит, что они огромное количество времени уделяли тому, чтобы научиться маршировать, но не тому, чтобы сражаться. Поэтому, когда в армии не ходят строем — это показатель того, что в ней больше времени уделяется освоению практических знаний по обороне.

Также хочу отметить, что очень интересной была реформа украинской полиции. Они постепенно ликвидируют старую милицейскую структуру. Тут мне вспоминается, что пару лет назад в России милицию тоже переименовали в полицию, но это ничего не изменило. В Украине же идет реальная реформа. Полицейская структура формируется шаг за шагом, с привлечением новых кадров. Кадры из старой милиции, если хотят работать в новой структуре, должны пройти серьезную переаттестацию.

NA: Как на перемены реагирует украинское общество? Достаточны ли для него таких изменений?

И.Л.: Проведенные реформы, сколь бы они в некоторых случаях ни были малы или незначительны, все равно изменили жизнь к лучшему. Необходимо понимать, что Украина — это большая страна с населением в 40 млн. человек, при этом 3 млн. человек сейчас живут под оккупационным режимом на Донбассе. Мы должны помнить, что у нас — в странах Балтии — путь в НАТО и ЕС занял тринадцать лет. В Украине же после начала реформ прошло всего два года. Я уверен, что в будущем мы увидим все больше и больше положительных результатов этого процесса. Особенно в сравнении с предыдущими годами. Все это произойдет не быстро. Конечно же, в самой стране есть группы, которые противятся реформам, есть структуры, скованные застарелой коррупцией, но я верю, что положительные перемены, которые постепенно набирают силу в Украине, уже не остановить.

NA: Хотелось бы спросить тебя и о видении будущего той части Донбасса, которая сегодня находится под оккупацией. Что будет происходить там?

И.Л.: Мне все еще трудно представить, каким образом эта ситуация будет разрешена и когда эта территория вновь станет мирной и безопасной, но, в любом случае, я уверен, что это произойдет. Сегодня люди там каждый день борются за выживание. Оккупационные силы отбирают деньги и ресурсы у местного населения. Это достаточно страшно. Лично я считаю, что Запад мог бы попытаться сделать больше для разрешения этой ситуации. Это могли бы быть как более активные дипломатические усилия, так и прямая военная поддержка, вооружение Украины. В любом случае, Запад мог бы делать намного больше, нежели он делает сейчас.

NA: Последний вопрос, конечно же, о долгожданном обмене Надежды Савченко. На твой взгляд, что повлияло на то, что это все-таки произошло?

И.Л.: Мне кажется, что тут важным фактором стало понимание Россией того, в каком положении она оказалась. Эта страна сделала все, чтобы, образно говоря, прострелить себе обе ноги. Сначала она похитила украинскую военнослужащую Савченко, потом устроила фарсовый показательный процесс. Они также пытались арестовать младшую сестру Надежды — Веру Савченко. Лучшего способа, как опозориться еще больше — даже и не придумаешь. Поэтому Россия может наконец выдохнуть — эта публичная катастрофа для нее наконец-то закончилась.

При этом, я уверен, что Россия найдет новые способы выставить себя в неприглядном свете. Я хочу особо подчеркнуть, что, говоря «Россия», я в данном случае имею в виду Кремль. Я ни в коей мере не хочу сказать ничего плохого об обычных людях, живущих в России, которые сами страдают от коррупции и несправедливости.

Беседовал Виктор Денисенко, Newsader