Но зачем России так нужна победа на Евровидении? Украинскую логику можно понять. Украинские зрители проголосовали за песню, рассказывающую об одной из самых больших трагедий в истории наших земель – депортации народов – и за певицу, чья семейная история персонализирует эту трагедию. Понятно, что они хотят, чтобы их выбор был оценен миром. Это никакая не политика даже – обыкновенный гуманизм. А Россия, как и обычно, предложила на Евровидение качественный эстрадный номер, сделанный по всем канонам фестиваля – и достойно принятый публикой. Какое имеет значение место, занятое Сергеем Лазаревым?

Большое. Россия – страна вечных побед. Если она не побеждает – значит, это США, Госдеп, масоны, всемирный заговор. Если она проигрывает Украине – то это два всемирных заговора, тут без ЦРУ явно не обошлось. Не может же в самом деле певица с какой-то там Украины, которая и не существует вовсе, быть лучше исполнителя, утвержденного телеканалом Россия-1. Если к тому же певица – крымская татарка и поет о их судьбе – то это три мировых заговора, потому что враги специально заостряют мировое внимание на проблемах экстремистов в «нашем Крыму». То, что именно российский суд накануне Евровидения запретил Меджлис крымскотатарского народа и именно российские спецслужбы накануне фестиваля начали травлю его активистов, российским политикам и пропагандистам просто не приходит в голову. У них – другая причино-следственная связь.

Уже сейчас известно, что к Евровидению российская сторона готовилась как к настоящему бою, обращалась к западным авторитетам, истратила уйму средств, которых у украинской исполнительницы (как, впрочем, и у австралийской) просто не было. Вновь возобладала идея, что с помощью денег можно сделать большую ножку маленькой, как в сказке о Золушке. Нет, я ничего не имею против способного исполнителя Сергея Лазарева, который просто оказался на фестивале не в свой год. Лазарев готовил качественный эстрадный номер, а на фестиваль приехали сразу две дивы, чей образ и голос оказались интереснее классической «попсы». И какими деньгами это можно перебить?

Но в России продолжают жить в уверенности, что самое главное в жизни – подменить анализ мочи. Не случайно поражение на Евровидении совпало с обнародованием новых скандальных данных о применении допинга российскими спортсменами во время Олимпиады в Сочи. Оказалось, что речь идет не о каком-то там частном случае, не об инициативе спортивных федераций, а о самой настоящей спецоперации на государственном уровне. И логика этой спецоперации ясна. Необходимо было не просто поразить гостей зимней Олимпиадой на летнем курорте. Необходимо было, чтобы эта Олимпиада оказалась триумфом российского спорта. А какие нынче коллективные триумфы без «медикаментов»?

И, опять-таки, мы вновь погружаемся в мутный мир бесчестия. Сомнительное получение права на проведение мирового чемпионата по футболу. Сомнительные спортивные результаты на Сочинской Олимпиаде. «Зеленые человечки» в Крыму. Депутаты местного парламента, которые принимают решения о смене власти в автономии и о референдуме под дулами автоматов – при этом до сих пор неясно, были эти депутаты в зале или нет. Сам референдум, не только легитимность, но и количество участников которого вызывает вопросы до сих пор. Но зато – «Крым наш». Словом – одна победа за другой и одна подмена анализов за другой. И восторг по поводу этого бесчестия, постоянно испытываемый подданными Владимира Путина.

Этот восторг – как самый настоящий наркотик, и не удивительно, что ты перестаешь отличать добро от зла. Поэтому достойное поражение вызывает у тебя такое неприкрытое раздражение. Ты начинаешь думать, что ты не сделал, чтобы остановить украинцев и не дать Джамале стать победительницей песенного фестиваля. Ты втягиваешь сограждан, многие из которых отдали свои голоса украинской певице, в нелепую дискуссию о том, кто «настоящий победитель»  и хватит ли у Украины денег для проведения Евровидения в 2017 году. А почему нельзя просто честно проиграть? Почему не испытывают никаких комплексов по поводу провалов на Евровидении Великобритания, Германия, Франция, Италия – страны с очевидной эстрадной культурой, задающие тренды вне зависимости от того, какими являются результаты их представителей на песенном фестивале? Почему израильтяне радовались не только своим победителям, но и второму месту великой певицы Офры Хазы, а украинцы праздновали успех – но не победу – Верки Сердючки? Откуда эта странная уверенность в том, что на пьедестале только одно место и оно принадлежит Российской Федерации. И только заговор может помешать ее представителям получить заслуженное.

Российская цивилизационная катастрофа – именно в том, что никто в этой стране даже не задается таким вопросом. Даже не способен понять, что проиграть достойному сопернику – значит получить новые возможности для развития.  Это непонимание и приводит к перманентному государственному кризису. К поражению демократических институций как таковых. Ведь в России любая власть начинает с того, что закрепляется навсегда. В истории этой страны не было ни одного случая демократической передачи власти. И в самом деле, в постмонархический период мы наблюдаем сплошные перевороты – вначале большевистский, а затем уже внутри лагеря победителей. На нашей памяти Борис Ельцин стал полноценным главой государства, только добившись ликвидации поста президента СССР. Путин возглавил страну, получив власть из рук Ельцина. Медведев – из рук Путина и наоборот. Ни разу за всю историю Российского государства его жители не имели возможности избрать его главу на реальных альтернативных выборах (разве что на президентских выборах 1996 года, но такого выбора и врагу не пожелаешь).  Так почему же нужно удивляться, что государственной идеологии новой России стала победа любой ценой?

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ, 7Дней