Зона "русского мира"

В Воронеж привозят российские подбитые танки с трупами внутри

10 мая 2016

Путину плевать на жизни россиян — их трупам никто не ведет счет. Обнаруженные в танках тела зарывают на заводской свалке.

В середине апреля 2016 года в город Воронеж Российской Федерации на предприятие ОАО «172-й центральный авторемонтный завод» доставлены для проведения ремонта танки Вооружённых сил РФ (четыре — «Т-90» и два — «Т-72Б»). В ходе внешнего осмотра работниками завода выявлены значительные боевые повреждения военной техники. А сопровождавшие неисправную технику военные, которые приехали подшофе, рассказали рабочим, что танки приехали из «горячих точек» на Украине.

После открытия повреждённого люка первого танка «Т-72Б» в его внутреннем отделении были обнаружены сильно обгоревшие тела командира машины, механика-водителя и наводчика. От увиденного работники ужаснулись, Одна женщина приблизительно 50-летнего возраста потеряла сознание, но благодаря вовремя оказанной медицинской помощи, пришла в себя, после чего её отвезли домой. Даже у некоторых крепких мужиков подскочило давление, у кого-то даже случился приступ…

Открытие люков других танков также повергло в ужас работников предприятия. В отделениях этих танков тоже находились обугленные тела членов экипажей. Люди стали возмущаться ещё сильней, однако пришло руководство, которое быстро всех успокоило – «будете возмущаться — уволим!».

По информации в Минобороны РФ, подобные случаи имели место неоднократно, что негативно воспринимается работниками предприятий оборонного ведомства и отражается на психологическом состоянии работников предприятий оборонного ведомства. Некоторые не выдерживают подобных фактов, обращаются к своему руководству с просьбами о назначении на другие участки работы или вовсе увольняются. Также, есть неоднократные случаи злоупотребления работниками на этой почве алкогольными напитками.

Примечательно, что ещё в 2013 году Воронежский 172-й центральный авторемонтный завод был перепрофилирован в сервисный центр Западного военного округа. Причём, именно в многопрофильный, поскольку руководством РФ уже тогда ставились задачи (без лишней огласки) по оснащению производства современным оборудованием и квалифицированными работниками. С этого же времени в Воронеже поползли слухи о якобы готовящемся нападении РФ на Украину, но тогда этому мало верили, поскольку Россия выступала в качестве гаранта безопасности Украины и внешне свою агрессию вроде бы не проявляла.

Начиная с 2013 года, Минобороны России запланировало в таких «сервисных центрах» производить ремонт военных машин — менять узлы, агрегаты, красить и проводить техобслуживание. Руководство этих центров было сориентировано, что в случае, если технике понадобится средний, а тем более, капитальный ремонт, то её будут отправлять на специализированные заводы «Оборонсервиса».

Но не тут-то было, оказалось всё намного сложнее, — теперь для того, чтобы например поставить танку или грузовику новый двигатель, военные машины, в частности танки, вместо отправки на завод-производитель для капитального ремонта передают в сервисный центр в г.Воронеж.

На сегодняшний день негодованию работников Воронежского предприятия нет пределов, поскольку им приходится постоянно сталкиваться не только с повреждённой техникой, а и с погибшими молодыми российскими военнослужащими.13092140_773564146113854_2860274597408195982_n

Как указывают наши источники в военных ведомствах, ещё в 2013 году в Минобороны РФ издало секретный приказ, обязывающий всех руководителей военных заводов («почтовых ящиков») полностью укомплектовать предприятия за счёт квалифицированных технических работников по ремонту военной техники. Особое внимание тогда было уделено именно предприятиям, находящимся на территории Западного военного округа.

Оборона Мариуполя

Когда мы решили снимать «Чистилище», я ездил по танкоремонтным заводам с тем, чтобы подобрать хорошую фактуру для фильма. Мне нужны были танки, для того чтобы их сжечь. Причем, мне нужны были нормальные настоящие танки, и как раз мы на одном из танкоремонтных заводов нашли несколько таких танков, они были прямиком из Чечни. И, как я понимаю, их как пригнали, как привезли на танковозах, так бросили на этом заводе, и к ним никто больше не подходил, а мне как раз понравилась их необыкновенная живописность.

И вот я вам могу сказать, что, когда я выбрал эти танки, то рабочие под моим руководством начали отдирать задрайки, отдирать люки – и в этих танках были люди. В этих танках были сгоревшие мертвые люди. Там были трупы, которых никто никогда не учитывал, о которых никто никогда не вспомнит, фамилии и имена которых устанавливаются без проблем, но я видел два танка – в одном были сгоревшие, а в другом не сгоревшие. Но подозреваю, что таких танков немало сегодня приходит и с Донбасса по танкоремонтным заводам. Если поискать, то найдем.

И вот когда на фоне всего этого вручают награды всем этим лампасоносным в огромных фуражках товарищам, которые берут на себя смелость распоряжаться жизнями и судьбами людей, то даже мне, рептилии, становится как-то немножко противно…

Александр Невзоров, Эхо Москвы