Концептуально

Россия после Сирии может «поджечь» Катар и Саудовскую Аравию — аналитик СВР (+ВИДЕО)

09 декабря 2015

Уволен по идейно-политическим мотивам. Так объяснил свой уход из института стратегических исследований при Службе внешней разведки России аналитик Александр Сытин. Его фраза о том, что присоединение Крыма и вторжение на Донбасс являются колоссальной ошибкой Путина, за которую придется поплатиться, привела в шок руководство института. Суждения назвали «анализом на уровне студента третьего курса», и Сытину пришлось распрощаться с написанием аналитики для кремлевской верхушки.

 — Вы работали в службе внешней разведки РФ, вы живете в России. Видите ли вы возможным установление в России демократии западного типа?

— На сегодняшний день — нет. Россия существует в определенной системе политических координат, и на сегодняшний день, я считаю, постановка вопроса о демократизации России не реальна. Дело все в том, что Владимир Владимирович Путин является, с определенной точки зрения, абсолютно демократическим лидером. Он очень народен, он выражает точку зрения и пользуется эмоциональной поддержкой значительной части населения. Другое дело, какая это часть населения, каких регионов, какой занятости, каких слоев населения. Это отдельный вопрос. Эта группа довольно многочисленная, и точку зрения этой группы он выражает. Поэтому, если мы будем говорить о многопартийности, свободных выборах, то я ни минуты не сомневаюсь, что на сегодняшний день в свободных выборах Путин наберет большинство.

— Такая специфическая русская демократия…

— Русский человек склонен делегировать все внешние функции какой-то внешней силе. Русский человек является человеком, который склонен к коллективизму и одновременно есть очень большим индивидуалистом. В той части, где он является индивидуалистом, он хочет, чтоб государство его не трогало. Он хочет от государства обеспечения тех социальных благ, к которым он привык в эпоху социализма: речь идет о бесплатном образовании, здравоохранении, низких коммунальных платежах и о неких пенсионных гарантиях.

— Режим Путина терпит крах. Имею в виду, экономический. Падение ВВП, девальвация рубля, золотовалютные резервы, которые снижаются. Когда Путин остановится в своем побуждении господствовать?

Путин целенаправленно замещает свои экономические неудачи некими внешнеполитическими триумфами

— Путинский режим вступил в полосу кризиса. Сначала это был кризис политический, внутриполитический, скажем так. Затем он превратился в кризис экономический, постепенно нараставший. Потому что было очевидно, что с экспортоориентированной экономикой, которая в состоянии предложить на мировой рынок только энергоносители и вооружение. без внедрения новых технологий, обновления инфраструктурного, хозяйственного — двигаться дальше не возможно. Третий этап кризиса наступил сейчас — он наступил с аннексией Крыма и с той авантюрой, которая была принята в отношении Донецка и Луганска. Путин целенаправленно движется в сторону того, чтобы заместить свои экономические неудачи некими внешнеполитическими триумфами. С его точки зрения, аннексия Крыма стала триумфом, и именно так она была воспринята в России.

— За этот год случилась не одна трагедия, в которой мировое сообщество винило Россию. Изменилось ли как-то восприятие людьми политики, которую проводит теперешняя кремлевская верхушка?

— И да, и нет. Эти вещи трудно отслеживаются. Они отслеживаются на уровне индивидуальных бесед с кем-то, и то — люди ведут себя осторожно. Существует в таких параллельных плоскостях то, что мы видим в качестве официальной российской точки зрения в СМИ, особенно на телевиденье, и существует в определенных кругах попытка от этого дистанцироваться. Пока речь идет о ведущих журналистах, которые пытаются от этого отойти. Невзоров, как бы к нему кто ни относился, явно занимает оппозиционную точку зрения. Кто-то дает интервью оппозиционным средствам массовой информации.

— Санкции — действенный метод против текущей политики России?

Вся российская банковская система держалась на том, что банкиры брали долгие кредиты под низкие проценты в западных банках — и размещали их в качестве коротких под высокие проценты

— Безусловно. Ни в коем случае нельзя от этого отступать, потому что это будет воспринято как слабость. А российская политическая элита сегодня понимает только язык силы. Главная часть этих санкций должна быть направлена не на людей. Запрет на ввоз продовольствия ударил на среднего потребителя. Никакого импортозамещения нет, качество продуктов — чудовищное. Цены к новому году вырастут вдвое. Сегодня они выросли более чем в полтора раза. Санкции должны касаться банковского сектора, потому что вся российская банковская система держалась на том, что они брали долгие кредиты под низкие проценты в западных банках — и размещали их в качестве коротких под высокие проценты. Второе, касается технологий. Особенно того, что связано с нефтью и газодобычей, потому что еще по ЮКОСу, а это весьма давнее время, я знаю, что основные месторождения находятся на грани исчерпания. Падает постоянно то, что обеспечивает добычу нефти. Нужно освоение новых месторождений. Основная часть этих месторождений находится в окрестностях Полярного круга. Это дорого, технологически сложно, и Россия без западных технологий обеспечить этого своими силами не сможет. Здесь лежит предмет реального воздействия на российскую политику. Нынешний правящий круг силовиков ни на какие компромиссы пойти уже не может.

— То есть вы считаете, Путин не остановится?

— Нет. Их это не остановит. Они могут менять направление ударов. В свое время, я прогнозировал давление на Белоруссию. Я ошибался. Это давление перекинулось на Сирию. Сейчас многие говорят, что давление может быть оказано на Катар и Саудовскую Аравию. С одной целью — это старая советская традиция — любая нестабильность на Ближнем Востоке ведет к росту цен на нефть. Путину нужно восстановление ситуации «стабильность в обмен на лояльность». Он прекрасно понимает: не будет тех заработков, которые он позволял иметь в последние 7 лет — не будет лояльности. Поэтому российское руководство будет все делать для того, чтоб не только развить идеологическую имперскую составляющую по поводу Украины, успехов в Сирийских бомбардировках, по поводу признания на международной арене. Но и, между тем, будет делать все, чтоб повысить цены на нефть. Единственное, чего они не могут учесть и на это повлиять, — это то, что США из потребителя углеводородов превратились в его поставщика.

— В чем, по-вашему, в своей политике ошибается Украина?

— Украина, наверное, не ошибается. Украина, скорее всего, разбрасывается. Как мне видится. Сейчас нужно максимально усилия сосредоточить на реформах. Я много отзывов слышал западных политиков. Они бы и готовы были расширить финансовую помощь, политическую и экспертную помощь. Но они хотят видеть отдачу. Их принцип: большее за большее — меньшее за меньшее. Украина, с их точки зрения, пробуксовывает с реформами. Я, в свое время, занимался балтийскими странами, которые провели комплекс реформ. У них на это ушло довольно много времени. А ситуация во многом была лучше. Но у Украины сейчас, в сложившихся условиях, нет того запаса времени, который был у них. У них по соседству была Ельцинская, со всеми оговорками — демократическая, довольно миролюбиво настроенная Россия. У Украины этого нет. Поэтому, все силы украинского общества, все средства, которые будут получены от Запада, с максимальной эффективностью должны быть кинуты на проведение реформ.

Дарья Вершиленко, «Укринформ«