Концептуально

Россия готовит геноцид татар в Крыму

04 декабря 2015
По всему полуострову идут обыски в домах председателей местных меджлисов и активистов национального движения крымских татар. Формальный повод — поиск лиц, «причастных к подрывам опор».
«Это просто способ массового запугивания крымских татар, — пишет в ФБ Айдер Муждабаев. — У которых одной рукой устраивают обыски, а другой под угрозой увольнений сгоняют на митинг в поддержку власти, которую они ненавидят, по причине того, что эта власть считает их народом второго сорта. Цель — посеять в крымскотатарском народе тотальный страх, чтобы боялся каждый: убийства, похищения, избиения, депортации, увольнения и т.д.».
В самой же России, пока на полуофициальном уровне, но настойчиво, озвучивается идея о необходимости депортации крымских татар. Поводом для депортации станет «дело» о вооруженном подполье и причастности к терроризму, которое спешно фабрикуется ФСБ, по обычной уже схеме, «ИГИЛ и правосеки».12309129_9549362445790482001443313_n
Приглашение к соучастию
Слово «референдум» в данной ситуации ключевое. Кремль пытается превратить в соучастников своих преступлений тех, кто пойдет на такой референдум и сделав подозреваемыми в участии в нём — и в соучастии в геноциде — всех крымчан. Технология превращения в соучастников сотен тысяч — да что там сотен тысяч — десятков миллионов обманутых людей была доведена до совершенства ещё в СССР, унаследована Россией и использована на народных референдумах» под дулами автоматов в сепаратистских анклавах.
Именно в сепаратистских анклавах идея нового геноцида крымских татар нашла особенно мощный отклик. Вот что пишет, к примеру, сайт «Приднестровье и Россия» PMRF_26_9_mayaв материале от 28 ноября, странно (хотя чего уж тут странного?) совпавшим по дате с началом антитатарской кампании в оккупированном Крыму:
3 апреля 2014 г., то есть полтора года назад, в самом начале так называемой Крымской весны, когда добренький В. Путин от радости присваивал крымсконародным татарам статус политических репрессантов (жертв политических репрессий, то есть меняя их статус предателей во время Великой Отечественной войны), авансом соблазняя вечной дружбой с российскими народами, на «ПМРФ» была опубликована статья «А как быть с этим?» О реальном отношении крымских татар к России в ретроспективе. Как холодный душ.
Некоторые посчитали эту статью ложкой дегтя в бочке меда. Однако произошедшие затем события, завершившиеся в конце концов взрывом ЛЭП, питающей Крым (2 млн. человек без света и тепла), и особенно попытки, угрожая ножами (ну, средневековье какое-то!), не допустить ремонтных рабочих на ЛЭП, с очевидностью показали: вместе с Крымом Россия получила сплоченную группу идейно ангажированных, перегруженных «историческими обидами» крымскотатарских террористов. И раньше, чем Россия закроет проблему ИГИЛ в Сирии, у нее загорится свой ИГИЛ в Крыму. Если не принять решительных и совершенно жестких мер – по образцу того, какие не задумываясь ни секунды, без всякого жеманства и кокетничания с «европейскими ценностями» ввела после теракта Франция.
Этот Мустафа уже грозит еще не построенный крымский мост взрывать. И будут взрывать. Зачем строить мост, если будут взрывать? Зачем строить дома (как сейчас делают питерцы в Евпатории и в Севастополе), если будут отравлять воду? Зачем тянуть временную ЛЭП с Кубани, если ее будут рвать каждую неделю? Уже на территории Крыма. И террористы с российскими паспортами будут легко растворяться среди «новых крымских россиян».
Надо перестать жевать сопли, а видеть проблему открытыми глазами. И незамедлительно действовать. Если не получится политическими методами, то другими, но адекватными и на опережение. Не надо оставлять этот вопрос на решение народа, народными средствами. Ибо эти средства всегда исключительно кровавы – не по жестокости, а потому, что народ, доведенный до крайности, свои обиды по-другому решать не может, нет у него для этого других средств.
Как видите, и тут редактор сайта хочет спрятаться за спину «народной воли» и «народного гнева». С явным удовольствием он цитирует «политолога Александра Севастьянова», который с начала 1990-х годов настойчиво проводил в печати идею о необходимости воссоединения России с Крымом, Новороссией, Левобережьем и другими прилегающими к России территориями, компактно заселенными русскими людьми. Севастьянов же, полемизируя с неким Энвером Байрамовым, написавшим ему возмущенное письмо, пишет следующее: –Вы пишете, что я «ради политической конъюнктуры» использую неблаговидные факты, «которые надо бы адресовать не ко всему народу, а к определенной кучке националистов», и предлагаете мне «указать фамилии пре­дателей, а не огульно обвинять весь народ». К сожалению, сде­лать это было бы затруднительно по причине, о которой ниже. Назвать события, развернув­шиеся в Крыму после прихода немцев, «неблаговидными фак­тами» кажется мне терминологи­чески неточным. В эту формулу не вписываются ни погромы рус­ского населения, проводившиеся татарами в ряде населенных пунктов (например, в Ялте, где полностью вырезались целые русские семьи), ни многочислен­ные доносы, писавшиеся татара­ми на русских, евреев и цыган в немецкие комендатуры, ни тому подобные массовые явления. Но я не стану задерживаться на этих второстепенных обстоятельствах, а сразу перейду к главному. В 1991 г. «Военно-историчес­кий журнал» (№3) опубликовал материалы из Военного архива Объединенной Германии при бывшем Институте военной ис­тории. Это документы Третьего рейха, касающиеся отношений немецких оккупационных влас­тей Крыма с татарами (перевод и подготовка к публикации Г.А. Литвина). Они красноречивы и репрезентативны. Процитирую отдельные выдержки из них с ми­нимальным комментарием. Вы­деления в тексте сделаны мной.
Далее приводится обычная в таких случаях подборка документов — кому интересно, может ознакомиться с ней по ссылке. Статья Севастьянова «Неотразимость этнополитики», возмутившая Байрамова, вышла с подзаголовком «Кому в Крыму нужны крымские татары?». Интересный вопрос, не правда ли? Статья, к слову, 1998 года. Вот цитата из неё.
Многие крымские татары, мобилизованные в Крас­ную Армию до и в самом начале войны, разбросанные, рассеян­ные по отдельным армиям, частям и воинским соединениям, доблестно воевали бок о бок с русскими, белорусами, грузина­ми и т.д. Этого тоже никто не мо­жет отрицать. Бессмысленно га­дать, как повели бы они себя, ос­тавшись в Крыму под немецким владычеством, — размышляет Севастьянов. И делает следует окончательный вывод: татары как народ всегда были врагами большевизма и ведут войну против России.
Правда, опять-таки, не собственный вывод, а втихую, по крысиному, прячась за цитату из переводного немецкого документа. Пойди проверь, подлинная она или нет, и каков контекст и качество перевода. Хотя, если подумать: а почему татары — или какое-либо ещё народ в СССР, должны были быть друзьями большевизма?
Такова общая картина. Обобщим же приведенные цитаты и свидетельства и сделаем собственные выводы.
Первое: Россия не может кого-то не геноцидить. Ну, хоть кого-нибудь. Вся российская история — цепь преступлений против порабощенных народов. Преступления против татар (между прочим, обзывалка «кацап» — то есть «палач», приклеилась к русским после штурма Казани войсками Ивана IV), против поляков, чукчей, индейцев Аляски (где Россия 70 лет насаждала крепостное право, а потом всучила Аляску США, надеясь спровоцировать военный конфликт с Великобританией, в отместку за проигранную Крымскую войну), против всех народов Кавказа (адыгов, под видом депортации в Турцию попросту тысячами топили в море, а оставшихся на суше массово истребляли), против литовцев, белорусов, грузин, украинцев.
«Присоединение» любой территории к России — а точнее, завоевание и оккупация Россией любой новой территории всегда сопровождалось геноцидом коренного населения. И чем сложнее и долше шла присоединение тем дольше по времени и кровавей был геноцид.
Так, украинцев Россия истребляла и порабощала особенно упорно, делая новые и новые попытки истребить их поголовно, заместив рускими переселенцами. В восточный областях Украины это ей, в целом, удалось, на юге — удалось частично. Россия упорно, заход за заходом, истребляла крымчаков — начиная с завоевания Крыма при Екатерине II. Истребляла казахов. Иранцев — превращая Персию в свою полуколонию. Афганцев — с той же целью. Китайцев — очищая для себя Дальний Восток. Чеченцев — зачищая Кавказ. Нет России без геноцида и этнических чисток. Не может она существовать, не истребляя хоть какой-нибудь народ.
Второе. Российские власти всегда, во все времена и эпохи были трусливы. Им непременно нужно было — и сейчас нужно — спрятаться за «волю народа», развратив огромные массы людей и втянув их в соучастие в своих преступлениях.
Третье. Российские массы всегда охотно шли и охотно идут сегодня на такое соучастие. Их не приходится очень уж сильно уламывать. Им это даже нравится.
В связи с этим нам, украинцам, нужно выстраивать четкую и ясную ответную политику.
Первое. Пересматривать на государственном уровне, и проводить на уровне международном мысль о том, что рассмотрение СССР в качестве равноправного участника антигитлеровской коалиции является ошибочным подходом, порожденным в свое время сиюминутной политической конъюнктурой. СССР был многолетним союзником Германии. СССР вступил во Вторую Мировую войну, как союзник Германии и как агрессор. СССР проводил не меньше акций по уничтожению мирного населения в «освобожденных» им — а фактически завоеванных странах, чем германские айнзатцгруппы. «Освобождение», которое несла Советская армия, было, по сути, заменой одной оккупации на другую. Тот факт, что из-за разногласий внутри большевистско-фашисткого блока между СССР и Германией вспыхнул конфликт, которым и воспользовались союзники, никоим образом не делает СССР ни идейным борцом с фашизмом, каковыми были США и Великобритания, ни полноправным участником такой борьбы.
Да, СССР был ситуативно использован странами, сражавшимися против фашизма, для сокрушения Третьего рейха. Но сам он нёс завоеванным им народам ещё худшую диктатуру чем даже германский фашизм. И это подтверждается многочисленными фактами.
Второе. Как следствие, любое противостояние властям СССР и Советской армии, имевшее место со стороны, как граждан СССР, так и граждан Восточной Европы, должно рассматриваться как Сопротивление. Его участники должны быть не менее уважаемы, чем участники антифашисткого сопротивления на Западе. Что касается тех, кто вел войну с СССР в рядах германской армии, или созданных при поддержке Германии формирований, то и их статус должен быть пересмотрен. По сути, они сражались в рядах армии одного преступного режима против армии другого преступного режима. Это означает, что их положение было равнозначно положению бойцов и командиров Советской армии. Таким образом, и их статус должен быть приравнен во всех отношениях к статусу ветеранов Советской армии.

К сожалению, мало кто их этих ветеранов дожил до наших дней. Но те, кто дожил, должны быть окружены не меньшим почетом, чем здравствующие ветераны. И даже большим — в виде компенсации за десятилетия незаслуженного преследования и очернения.
Третье. Нам нужно проводить, как на внутреннем, так на международном уровне мысль о том, что нынешний российский режим является идейным наследником СССР, как в плане теории, так и в плане преступной практики. Это утверждение следует подкреплять фактами — систематизируя такие факты и сводя их воедино. В ходе будущего Международного трибунала по преступлениям, совершенным в годы СССР, Россия должна быть подсудимой, как наследница и соучастница. Любые разговоры о том, что преступления, совершенные в СССР — дело прошлого, что СССР уже нет и судить некого — неуместны и неправомерны. СССР формально упразднен но все преступные схемы, разработанные в нём,  унаследованы Россией и активно работают в ней. Преступная практика, сложившаяся в СССР продолжается сегодня Россией как внутри неё, так и за её пределами, на базе всё той же преступной идеологии, с незначительными вариациями. При этом, эти действия встречают полную поддержку со стороны большинства населения России, которое, таким образом, также должно быть признано соучастником совершенных с СССР и продолжаемых Россией преступлений. Замечу, к слову, что в этом плане было бы полезно и уместно глубоко изучить и обобщить реальный идеологический багаж Российской Империи, СССР и современной России, прикрытый в Российской Империи панславянизмом и православием, в СССР — фейковым «марксизмом-ленинизмом», ничего общего с марксизмом не имевшим, а в России — тем же, в принципе, «марксизмом-ленинизмом» но только переименованным и слегка оправославленным — и установить полную преемственность всех этих трех идеологических систем, прямо вытекающих одна из другой. Нынешняя российская идеология не возникла из неоткуда! Она естественный результат эволюции идеологии досоветской и советской. Все этапы этой эволюции можно и нужно отследить и показать. Об этом должны писать наши СМИ. Это должно быть прописано в наших школьных учебниках. В энциклопедиях. В справочных пособиях. В этом направлении должны работать исследователи — историки, философы, политологи. Это должно стать общепринятой точкой зрения в нашем обществе — если мы не хотим рано или поздно получить рецидив СССР.
Нельзя ограничивать проблему готовящегося геноцида крымских татар — а Россия его готовит — одним только осуждением такой подготовки. Кампания в защиту крымских татар, вне всякого сомнения, необходима. Но недостаточна. Потому что геноцид крымчаков — только частный случай. Проблема же много шире и глубже.

СЕРГЕЙ ИЛЬЧЕНКО, Новый Регион