Взгляд

Побеждать или просить пощады? Убивать или быть убитым?

02 декабря 2015

Когда народ защищает свою страну, у него всегда хватает людей, но слишком часто не хватает солдат

В настоящее время единственная тема, которая должна волновать украинцев, — это военная опасность, которая исходит от Москвы. Все остальное вторично, второстепенно, не столь актуально. Кремль желает уничтожить страну, которая называется Украина. А государственность, между тем, — бесценное национальное достояние любого общества, народа, нации. Без государства и его военной силы — армии — культура, язык, этнос обречены на исчезновение. Почему? Это предмет других размышлений. Но это политическая аксиома наших дней!

К слову, военный бюджет России каждый год растет, и в 2016 году он составит 98 млрд долларов. Это третье место по уровню оборонных затрат в мире после США ($610 млрд) и Китая ($216 млрд). Украина на военные нужды в 2016 году выделит 100 миллиардов гривен, что по нынешнему курсу — 4 миллиарда долларов.

Можно надеяться на чудо… Просыпаемся — и передают в телевизоре, что умер Путин или окончательно сошел с ума вместе со своими генералами… Или, в России произошла революция, а мы, наконец-то, нашли золото гетмана Полуботка. Или — о диво! — из российских недр перестали бить фонтаны нефти и газа, а Украина вступила в НАТО. Или русская буржуазия (в отсутствии какой либо политической оппозиции) обнаружила в своих рядах харизматика типа немца Конрада Аденауэра.

Действовать подобным образом, конечно, нет смысла. Как говорил «отец народов» — это «политическая близорукость», блажь. Тут уместно вспомнить героя русского классика — Бальзаминова: «Маменька, выключите свет, мне в темноте лучше мечтается».

«При свете» даже далекому от военной науки украинцу понятно, что российские самолеты,  армады танков «Армата», оперативно-тактические ракеты, а тем более, ядерное оружие шанса на выживание Украине не оставят в случае широкомасштабной войны. Можно ли найти с современным военно-политическим руководством России общий язык или взывать к здравому смыслу Кремля? Однозначно, нет! Во власти в России неадекватные политики.

Из великорусских предрассудков и шовинизма, имперского обыденного общественного сознания путинская элита построила «краеугольные камни» и стены дома, в котором живет и правит Россией «лидер нации»

Но сегодня важно понять, что война с Грузией, оккупация Крыма, агрессия России на востоке Украины, и теперь — российский газават в Сирии, несмотря на внешнеполитическую риторику Кремля, есть «внутренние акции», для «внутреннего пользования», решение внутренних проблем путинского политического режима. Поэтому, мощь России стоит на глиняных ногах фобий перед собственным народом.

Сошлемся на авторитет европейского монарха. Король Пруссии Фридрих Вильгельм говорил: «gegen Demokraten helfen nur Soldaten» («демократов можно одолеть только с помощью солдат»). Страхи и призраки «цветной революции» материализовались в России в миллионную армию и десятки специальных силовых структур, доктрины ведения ядерной войны, стратегии «превращения врагов в ядерный пепел», концепции ответного ракетно-ядерного удара «мертвая рука», возвращения к модели сталинской политической системы организации российского общества — реального тоталитаризма первой четверти ХХI века.

Сегодня весь мир наблюдает «верхушку айсберга» путинской модели власти —  это бомбежки российской авиацией территории Сирии, строительство вокруг РФ железного занавеса, стратегию политического и экономического изоляционизма.

Наверное, многим покажется, что под флагами «божественного предопределения» и богоизбранности России Путин собрал извергов человеческих, серийных убийц, персонажей с плетками в руках, политических извращенцев типа Гиркина и Дугина. Но глубинная суть российской радикальности не имеет ничего общего с низменными  инстинктами нездоровых людей. Путинизм как политическую доктрину мне больше объясняет «банальность зла» Ханны Арендт, а не «словарь» сексуальных извращений или герои книг Леопольда Мазоха.

Путинские адепты (а их, как утверждают российские социологические службы, — 90 процентов населения России) — это, конечно же, обычные обыватели, для которых государственный патернализм является раем на Земле. Все просто. Управляют Россией СМИ — это такие стероиды, которые накачивают мускулы власти. Телевидение — главный транслятор российской власти.   1449041139-6583

Как не вспомнить другого классика, который был убежден в том, что «идеи становятся материальной силой, как только они овладевают массами». Из великорусских предрассудков и шовинизма, имперского обыденного общественного сознания путинская элита построила «краеугольные камни» и стены дома, в котором живет и правит Россией «лидер нации».

Но «скрепами» путинского политического режима, главной тайной Кремля является то, что в РФ быстрыми темпами (это начало нулевых, 2000 годов) завершилось создание закрытой элитарной организации с кодексом «внутренних ценностей». Такой специальной военно-политической секты, по сравнению с которой радикальные политические партии ХХ века (такие, как нацистская национал-социалистическая немецкая рабочая партия или итальянская национальная фашистская партия Муссолини) покажутся историкам будущего  жалкими либеральными пуританами, политическими либералами.1449043619-8223

Это и есть путинская гвардия, политический спецназ России, «партия войны» Кремля. Разведчик Суворов в своей книге «Аквариум» цитировал некого генерала, который контролировал КГБ и ГРУ от имени ЦК КПСС и отвечал за «белую кость». «Каждый из нас — член высшего сословия. Каждый, даже самый незначительный офицер ГРУ — сверхчеловек по отношению ко всем остальным. Пока вы в нашей системе, вы обладаете колоссальными привилегиями в сравнении с остальным населением страны» — говорил он главному герою.

Так можно ли выстоять, защитить Украину, остановить воинствующую русскую заразу? Или надо сдаваться, просить пощады?

Недавно, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос, в одном из интервью, рассказал, что во время войны с Россией на востоке Украины «16 тысяч военнослужащих дезертировали из зоны проведения АТО». Все таки, наверно, это призванные из запаса «партизаны», а не личный состав кадровых частей украинской армии. То есть, (о, ужас!) призванный защищать свое государство бросил автомат, «шинель» и пошел домой — «до свині, до нивки», к жене.

К слову, 16 тысяч личного состава — это развернутая мотострелковая дивизия советских времен. Сегодня, правда, нет «сплошной обороны», но по боевому уставу советских времен МСД (мотострелковая дивизия) обороняет 8-10 км по фронту, 5 километров территории в глубину.

«Человек с ружьем», солдаты и офицеры — самые главные люди в Украине

Чтобы понять, почему люди дезертировали, надо ответить на простой вопрос: что страшнее -убивать или быть убитым? Убийство, как известно, смертельный грех. Чтобы у человека возникло желание, потребность или необходимость убивать себе подобного, то есть «другого», нужны весомые причины и мощная мотивация. Это может быть защита, месть, удовольствие, страх, обида, убеждения, ненависть, любовь.

То есть, переступить через «красную черту», даже если от имени государства тебе разрешили стрелять на поражение (лицензия на убийство), весьма непросто. Каждый из нас знает об этом, начиная с библейской истории о Каине и Авеле, заканчивая героями войны или моральными и психическими инвалидами, которые сегодня вернулись или возвращаются с войны.

Вот Президент Петр Порошенко считает, что главной причиной низких морально-боевых качеств украинских военных является «ликвидация института военных политработников, которая стала преступлением против армии и государства». Не будите спящую собаку. Одних солнце, как известно, греет, других сжигает; одним петли дверные скрипят, другим поют. Армия — сколок, зеркало общества. Проблема дезертиров или суицида в армии отражает украинское общество больше, ярче и точнее, чем уголовный кодекс или неспособность украинской элиты объединить себя и нацию вокруг угрозы войны с Россией.

Когда-то, в эпоху «противоборства двух систем» в армии говорили: «командир учит стрелять, а комиссар — в какую сторону». Сегодня институт комиссаров в армии — это прошлое, это эпоха руководящей роли одной партии, «правильной идеологии», закрепленной конституцией страны. Вооруженные силы, как и все другие силовые структуры, должны служить государству и народу, а не «узкому и ограниченному кругу лиц» во власти.

Дезертиры и временные военные неудачи войны с Россией отражают глобальную проблему возрождения украинского государства — отсутствие мотивации, духовного и морального стимула воевать за Родину. Истина проста: воюют не оружие и военная техника, а люди, убежденные в своей правоте. Отвага, героизм, самопожертвование сами по себе не возникают и в одночасье не создаются. Выход только один. «Человек с ружьем», солдаты и офицеры — самые главные люди в Украине. Когда народ защищает свою страну, у него всегда хватает людей, но слишком часто не хватает солдат. Впрочем, разбитые армии хорошо учатся.

ИВАН ВОРОТЫНСКИЙ, Укринформ