Обзоры

Кто страшнее — Россия или ИГИЛ?

29 ноября 2015

С «Исламским государством» можно справиться, Россия — серьезнейший вызов.

Британский журнал Financial Times выражает мнение относительно ошибочности альянса с Россией в борьбе с «Исламским государством», считая Россию ненадежным партнером. Французское издание Le Huffington Post размышляет над образованием альянса стран Запада с Россией для борьбы с «Исламским государством», призывая Запад быть бдительным с Путиным.

Британский журнал деловых кругов Financial Times печатает письмо партнера консультационной фирмы Manatee Global Advisors Дастина Дегеза под названием «С «Исламским государством» можно справиться, Россия предстает более серьезным вызовом». Письмо печатается в ответ на призыв главного обозревателя этого издания Гидеон Рахман сближаться с Россией в деле борьбы с «Исламским государством». Дегез считает подобные призывы ложными. В письме в редакцию отмечается, что ИГИЛ и Россия имеют общее желание нарушить статус-кво, существующий в международных отношениях.

В случае «Исламского государства», по мнению корреспондента, можно довольно просто осуществить шаги на противодействие, если Турция, Саудовская Аравия и другие страны региона поставят это себе приоритетом и отвергнут свои противоречия. Тогда же как Россия предстает более сложным вызовом для международного сообщества, потому что действия Москвы бросили вызов самим основам европейской безопасности. Россия потрясла каждый столб фундамента этой безопасности, нарушив принципы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, принципы сотрудничества НАТО и России, Будапештский меморандум и еще ряд внешнеполитических механизмов.

В это же время агрессивные действия России в Украине является лишь началом глобальных шагов Кремля, уже видящего свои интересы протянувшиеся значительно дальше границы Украины.

Французское издание Le Huffington Post, ассоциированное с журналом Le Monde, печатает статью «Украина — важная но забытая территория в геополитических играх с большими ставками». Автор статьи, франко-украинская журналистка Анна Чесановска-Жаяр, пишет, что в то время как Россия вновь возвращается на международную арену, приобщившись к международному альянсу против «Исламского государства», Владимир Путин возвращается к своим планам наступления на востоке Украины.

После некоторого затишья в сентябре, в последние недели мы видим усиление интенсивности боев в зоне конфликта на востоке Украины. Из Донбасса поступают тревожные сообщения о том, что поддерживаемые Москвой пророссийские силы все больше не придерживаются соглашения о прекращении огня. Уже 45-й российский «гуманитарный конвой» из 100 грузовиков пересек украинскую границу.

В свете этих событий, а также взрывоопасной ситуации на востоке Украины, правительства стран Запада рассматривают возможность создания альянса с Россией на Ближнем Востоке. Впрочем, пишет издание, даже в этой ситуации недопустимо игнорировать поведение Москвы, нарушающей минские соглашения. В статье отмечается, что страны, имеющие границу с Россией, не спешат входить в любые альянсы с Москвой, которая, в свою очередь, демонстрирует агрессивную и вполне непредсказуемую политику.

С момента осуществления терактов в Париже, Россия демонстрирует большое число дружественных реверансов в сторону Франции, пытаясь заверить её в своей полной поддержке борьбы с терроризмом. Кремль идет всё дальше и вот уже проводит операцию «завораживания» общественного мнения во Франции, отправляя французской полиции щенка взамен пса, убитого в ходе антитеррористического штурма в пригороде Парижа. А на русской авиабомбе, предназначенной для авиаударов по Сирии, появляется надпись «За Париж», которая рекламируется максимлаьно широко.

Объясняя причины такой теплоты Le Huffington Post поясняет, что теракты в Париже предоставили Путину шанс вернуться на международную арену, притом в на весьма выгодных условиях. Издание отмечает, что, с присущей ему готовностью в любой момент сменить риторику на противоположную, кремлевский руководитель ухватился за внимание Запада, провозглашая ИГИЛ общим врагом и для Запада и для России, и подчеркивая, что Россия тоже стала жертвой исламистов. Издание призывает обратить внимание на то, что подтверждение террористической версии крушения российского самолета над Синайским полуостровом сопало по времени с терактами в Париже. Ранее Кремль настаивал на версии отказа двигателя.

Наконец, французское издание ставит вопрос: не рискует ли Франция, стараясь как можно скорее решить проблему терроризма, носящую, в общем-то характер сугубо тактический, допустить стратегическую ошибку, о которой потом будет сожалеть? Ведь, в конце концов, собака для французской полиции и несколько слов, написанных на авиабомбе, не значат ничего — но, похоже, заставляют Запад забыть свои принципы и все те человеческие жизни, которым угрожает Владимир Путин.

 

The Kiev Times