Взгляд

Если завтра война, если завтра в поход

26 ноября 2015

Российский бомбардировщик не заблудился в границах случайно, это часть стратегии Путина.

Станет ли сбитый турецкими истребителями российский бомбардировщик Су-24 поводом для раскручивания первой настоящей войны ХХI века — региональной, мировой, ядерной, цивилизационной? Кто с кем будет воевать? Как и во имя чего будет вестись эта война? Будет ли применятся ядерное оружие, оружие массового поражения — химическое или бактериологическое? В какой плоскости могут лежать глубинные причины такой войны — экономической, политической, идеологической, религиозной? Или сегодня все зависит от субъективного, персонифицированного фактора. То есть, от того «маленького фашиста», который сидит в каждом политике,  живущем, как сказала канцлер ФРГ Ангела Меркель, «в своем, виртуальном мире».

Все это непростые вопросы, и ответы на них зависят от многих факторов и проблем современных международных отношений, политических взаимодействий стран и народов. Тайна войны остается за семью печатями. Ее сущность и причины — это проблемы, на которые так и не смогли ответить лучшие умы человечества.

Может быть, войны вечны, будут всегда, и мы всегда, постоянно будем наступать на грабли вооруженного насилия — ибо человек бессилен перед своими пороками, «война, как и любовь всегда найдет себе дорогу»? А может быть, есть лекарство от войны? А «вечный мир» — это не изобретение наивных идеалистов, пацифистов? Изверг Адольф Гитлер так сформулировал это противоречие: «Если бы люди жили в раю, они бы сгнили. Война — естественное и обыденное дело, это отправная точка, сама жизнь». Как закончил свою жизнь фюрер, все знают. Надеюсь, что об этом знают и в московском Кремле.

Как известно, поводом Троянской войны стала прекрасная Елена, которую Парис украл у мужа красавицы Менелая. Война Франции и Англии времен Людовика XIV, по версии Александра Дюма, была вызвана похотливостью герцога Бекингема, его любовью к французской королеве Анне Австрийской.

В новое и новейшее время поводом Первой мировой войны стало «сараевское убийство» австрийского эрц-герцога Фердинанда летом 1914 года, а предтечей Второй войны народов 1939-1945 годов стал «Гляйвицкий инцидент» — провокация нацистов на границе с Польшей. Можно приводить сотни поводов, которые привели к кровопролитным войнам. Но вряд ли станет понятно, почему начинаются войны, и миллионы людей начинают убивать друг друга.

Здесь уместно процитировать гениального немецкого писателя «потерянного поколения» Эриха Ремарка. Его герои из повести «На западном фронте без перемен» рассуждают о причинах войн так: «Войны начинаются от того, что одна страна наносит другой тяжкое оскорбление, — говорит Альберт довольно самоуверенным тоном. Но Тьяден прикидывается простачком: — Страна? Ничего не понимаю. Ведь не может же гора в Германии оскорбить гору во Франции. Или, скажем, река, или лес, или пшеничное поле. — Эх ты, Тьяден, народ тут надо понимать как нечто целое, то есть государство! — восклицает Мюллер. — Государство. Государство и родина — это и в самом деле далеко не одно и то же. Возьми какого-нибудь французского слесаря или сапожника. С чего бы ему нападать на нас? Нет, это все правительства выдумывают. Я вот сроду ни одного француза не видал, пока не попал сюда, и с большинством французов дело обстоит точно так же, как с нами. Как здесь нашего брата не спрашивают, так и у них. — Так отчего же все-таки бывают войны?  — спрашивает Тьяден. Кат пожимает плечами: —  Значит, есть люди, которым война идет на пользу».

Причины войн определяются тем, что сущность войны всегда социальна. Об этом писал еще Макиавелли (война, есть продолжение внутренней и внешней политики государства). Это истина, как и то, что война — это поражение, бессилие политики, ее крах. В то же время, войны — не всегда зло, войны имеют моральную оценку — справедливая или преступная, захватническая война. Об этом написаны миллионы книг, сняты тысячи кинофильмов. Еще, война — это всегда две стороны. Наши и не наши. Те, кто защищает Родину — герои, «святое воинство», лучшие из лучших. Те, кто воюет против нас — бандиты, террористы, захватчики. Так Путинская Россия — за войну или за мир? Или от России, вспоминая советскую пропагандистскую тарабарщину, «исходит угроза миру»? Системный анализ говорит, что «да» — путинский режим заинтересован в войне, готовится к большой войне, сегодня неслучайно, не по недомыслию ведет войны, инициирует широкомасштабные военные конфликты.

В отличие от 19-20 веков, причины российского милитаризма лежат в области геополитики «для внутреннего и внешнего пользования», как понимает ее российский правящий политический класс.

У путинской «специальной банды» есть экономические причины для того, чтобы начинать и вести войны для восстановления географических зон господства в мире и на постсоветском пространстве. Сама концепция «евразийства», которая сегодня является государственной идеологией Кремля — агрессивная, реакционная, это современная форма политического тоталитаризма.

Российская коммунистическая империя  в результате развала Советского Союза утратила огромные территориальные, ресурсные, финансовые возможности. Десятки государств на всех континентах вышли из-под экономической зависимости и контроля Москвы. Углеводороды, как могучий источник путинской власти сегодня, превратился в дырку от бублика. Москва жаждет экономического реванша, справедливости, как ее понимает окружение Путина. Это главная константа современной внешнеполитической доктрины России. «Развал СССР — это главная геополитическая катастрофа ХХ века» — убежден Путин.Политические причины нынешнего российского вооруженного, насильственного экспансионизма состоят в том, что развитие российского военно-промышленного комплекса, огромный военный бюджет, десятки силовых структур, миллионы солдат «с ружьем», нагнетание военного психоза обеспечивают существование режима Путина и его власть. Только при условии милитаризации всех сфер жизни российского общества, Путин «сидит» в кремлевском кресле.

Путинский режим сумел за последние два года полностью переформатировать сознание российского общества, всех, без исключения, социальных страт и слоев населения РФ. В основе русского военного экспансионизма лежат шовинистические предрассудки особой роли России в мире. Идеологический путинизм войны обеспечивает военные аппетиты российской власти. Это территориальный реваншизм, радикальное антизападничество, травма распада Советского Союза, постимперский синдром. Сегодня в России избыток идеологии и идеологов, журналистов и священнослужителей, которые убеждены, что «на штыках», хватаясь за пистолет, можно сидеть во власти столько, сколько пожелаешь. «Ястребы»  российской политики давно съели «голубей». «Мирное поле» российской политической жизни при Путине превратилось в «минное», в апокалипсис терминаторов войны.

В свое время даже Черчилль писал, что, как только звучат первые выстрелы и падают первые бомбы, «политический лидер теряет контроль над ситуацией». Путин, начиная бомбардировки в Сирии, предполагал, что война будет короткой и, естественно, победоносной. Но это стало его роковой ошибкой. Эксперты убеждены, что сирийский конфликт — это надолго. Более того, он будет перенесен на территорию Российской Федерации. Уже сегодня больше половины россиян убеждены, что их ожидают террористические акты радикальных исламистов.1448380570-5469

Ввязавшись в  военный конфликт в Сирии, Путин не желал знать о своем невежестве. Амбиции и гордыня. Он, как и его окружение, не подозревают, в какую помойную яму влезла Россия. Американский «министр войны» Роберт Гейтс в своих мемуарах писал: «Когда речь заходит о прогнозировании потенциальный конфликтов, о том, какие они будут и что  потребуется вооруженным силам, следует умерить пыл проявлять намного больше смирения». Войну значительно проще начать, нежели закончить, писали классики.

Фразу российского Риббентропа Сергея Лаврова: «Мы воевать с Турцией не собираемся, из-за сбитого самолета», следует понимать, что Россия не собирается воевать с НАТО, а значит — с США. Российский военно-политический блеф закончился. На каждую гайку, в нашем мире, есть надежный болт.

Но нынешняя волна военно-патриотического шовинизма в России, разрастающаяся в геометрической прогрессии, наводит на мысль, что Кремль сознательно спровоцировал  кровавый инцидент со сбитым самолетом Су-24 над Турцией. Если российский молох войны не поить кровью, то путинский режим рухнет. Российская война в Украине, в Сирии — это не компьютерные игры, это не сенсоры, датчики, спутники наведения, высокоточные бомбы. Любая война завершается в грязи и крови, война неизбежно трагична, неэффективна и непредсказуема. Это аксиомы любой войны, и, в первую очередь, — тех воен, которые ведет сегодня Россия.

Полковник ИВАН ВОРОТЫНСКИЙ, Киев. Укринформ