Политика

Россия едва не получила «Савченко наоборот»

25 ноября 2015

Тюркский мир поставил шах Москве.

В прилегающем к турецкой границе районе Сирии упал фронтовой бомбардировщик Су-24 российских ВВС, несомненно, сбитый. Изначально выдвигалось предположение, что его достала ПВО. Однако более вероятно, самолет был уничтожен ВВС Турции — об этом, кстати, сообщили как CNN Türk, так и Reuters со ссылкой на источник в вооруженных силах республики, отметивший, что «сушка» стала добычей пары истребителей F-16.

Детали инцидента не вполне прояснены. Предположительно, пара российских самолетов залетела в турецкое воздушное пространство в ходе выполнения задания — и один из них был сбит. Если это действительно так, случилось неизбежное: Анкара на разных уровнях неоднократно предупреждала Москву, что будет сбивать самолеты-нарушители. В частности, такие заявления последовали 4 и 5 октября, после того как российские истребители дважды брали на прицел турецких коллег, патрулировавших границу. Наконец, 16 числа слова были подтверждены делом: на землю отправился «неопознанный» беспилотник. Так что вывод, вроде бы, очевиден: россияне сами нарвались.

В то же время, скорость реакции ВВС Турции (время, которое «залетные» провели в ее воздушном пространстве наверняка исчислялось в пределах от десятков секунд до нескольких минут) позволяет предположить, что Анкара ждала удобного случая подтвердить свою решимость мерами, более жесткими, нежели уничтожение дрона, и буквально «пасла» российские самолеты. К слову, подобный инцидент уже имел место в мае, когда пара F-16 сбила сирийский истребитель, залетевший в провинцию Хатай из соседней мухафазы Латакия — и тогда это тоже была демонстрация серьезности намерений.

Впрочем, можно допустить, что путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков в кои-то веки не солгал, когда заявил: «Мы знаем достоверно, что российский Су-24 находился над территорией Сирии». Турецкая сторона доказывает обратное, тем не менее, запомним эту фразу — мы к ней еще вернемся. Так вот, здесь есть принципиальный для понимания происходящего момент: вчера Турция обратилась к Великобритании, председательствующей в Совбезе ООН, с призывом провести экстренное заседание в связи с авиаударами по поселениям сирийских туркмен (туркоман). Очевидно, такой шаг был продиктован тем, что переговоры с РФ по этому вопросу не дали результата.

Туркоманы — этнические тюрки, говорящие на анатолийском диалекте турецкого языка. Не сильно утрируя, их можно назвать аналогом лемков для Украины. Или, что в нынешних обстоятельствах даже точнее, — «зарубежными соотечественниками» в том смысле, который в это понятие вкладывает Москва. В Сирии это третий по численности народ после арабов и курдов, хотя их точное количество неизвестно. Оценочная же численность варьируется от официальных 100 тыс. (режимы Асадов, что неудивительно, подвергали их ассимиляции) до 3,5 млн — эту цифру называет Туркменский (туркоманский) национальный совет.

По данным Турецкой энциклопедии, в Сирии насчитывается 523 туркменских населенных пункта. Туркоманы представлены преимущественно в северных районах страны, вдоль турецкой границы — операций, аналогичных «Висле» сирийское руководство недальновидно не проводило. Основные локации компактного проживания — мухафазы Алеппо и Латакия, причем существенные их общины представлены и в одноименных городах. Иными словами, как раз там, где в основном работает российский контингент, прежде всего, его авиационная компонента. Для которой туркмены становятся неизбежными мишенями — не только потому, что попадают под горячую руку, но и потому, что их ополченцы воюют против режима Асада.

Но это лишь половина проблемы. Вторая половина состоит в том, что в июле при содействии турецкой разведки (MIT) эти разрозненные силы начали объединяться в армию — тем более что ранее туркменская община уже начала этот процесс, провозгласив формирование «Отрядов султана Мурада». Цель этого процесса — создание силы, способной противостоять и Асаду, и Исламскому Государству, и курдам. Последних туркоманы неоднократно обвиняли в этнических чистках.

ОСМ уже отличились в боях с Халифатом, отвоевав при поддержке турецких и американских ВВС два населенных пункта на севере Сирии и вступив, таким образом, в «гонку к Алеппо» наряду с правительственными войсками — чье наступление, несмотря на поддержку российского контингента, а также иранского спецназа и Хизбаллы, захлебнулось.

Наиболее, пожалуй, интересный момент в этой истории состоит в том, что Анкара использует «Тюркский мир» в Сирии по тому же шаблону, по которому Москва использовала «Русский мир» на Донбассе. Если Анкаре с помощью туркоманов удастся создать в приграничных районах соседней страны некую «зону безопасности» — с Алеппо или без него — то Турция добьется сразу нескольких целей. Во-первых, нивелирует значение для США курдского фактора в деле противостояния Исламскому Государству и тем самым снизит риски, сопряженные с курдским сепаратизмом на своей территории. Во-вторых, получит накопитель для беженцев вне своей территории, за обустройство которого ЕС согласен дать безвизовый режим и заплатить $3 млрд. В-третьих, обеспечит предпосылки для окончательного поражения режима Асада. И, соответственно, выхода Кремля из сирийской партии — либо принудит его к работе на положении младшего партнера в рамках единой антиигиловской коалиции. Вкупе с визитом иорданского короля Абдаллы ІІ в Москву это выглядит как продолжение начавшейся на анталийском саммите G20 пьесы по мотивам Тильзитского договора (т.е. мира и даже альянса на условиях победителя против его врага).

Вернемся к словам Пескова. То, чего он не сказал, но что очевидно: прежде чем его сбили, Су-24 наносил удары как раз по туркоманам в приграничных районах. Таким образом, подловив его, Анкара ясно дала понять: ОСТ получили действенный «зонтик», защищающий их от ударов российской авиации — как минимум на глубину, делающую неизбежным попадание атакующих самолетов в воздушное пространство Турции, но, вероятно, все же бОльшую. Фактически это игра в поднятие ставок, которую так любит Владимир Путин — когда играет в нее сам. В данной же ситуации «непонятливость» россиян грозит дальнейшими потерями, на которые придется реагировать. Вариантов здесь два: либо сбивать турецкие истребители, что чревато войной с НАТО — то есть, той самой Третьей мировой, либо работать по тем целям, которые будут согласованы с «партнерами». Третий, самый разумный вариант — вернуть контингент в Россию, невозможен по очевидным причинам: это будет признанием слабости на внутреннем уровне и капитуляцией — на внешнем.

Вопрос, что в этих обстоятельствах предпримет Кремль, тем более интересен, что, как сообщается, один из членов экипажа бомбардировщика попал в плен к туркменам (второй погиб). Если бы он пережил первые часы после приземления, то, вполне вероятно, результаты его допроса были бы представлены на заседании Совбеза.

Таким образом, Россия едва не получила «Савченко наоборот». Впрочем, обвинения в военном преступлении Москве будет нелегко опровергнуть на международном уровне, к тому же российскому руководству придется на деле подтверждать, что «русские своих не бросают» — хоть бы и мертвых. Причем в этот раз тайком привезти и закопать «двухсотых», как доставленных с Донбасса уволенных задним числом отпускников из ГРУ и прочих добровольцев, не удастся: этому мешает решение Совфеда, разрешившее Путину официально отправить российские войска в Сирию.

Единственным правильным для внутренней пропаганды решением в этой ситуации было бы слепить для пилотов образы героев-интернационалистов, защищающих «и тебя, и меня» от террористов всех мастей. На внешнем же уровне вероятные попытки выставить туркоманов ровней Халифата неизбежно упрутся в противодействие Турции и в конечном счете сработают на срыв переговорного процесса — так что о достигнутых в Вене договоренностях относительно графика нормализации и налаживания процесса подготовки к выборам будет легко забыть. Особенно в том случае, если ОСМ действительно улыбнется военное счастье. Фактически Кремлю объявили шах.

АЛЕКСЕЙ КАФТАН, Деловая столица