Зона "русского мира"

Глава промосковской церкви в Молдове благословил свадьбу тираспольской криминальной четы

20 сентября 2015

Нина Штански одержала первую победу в новой семейной жизни. А одесские журналисты сделали ей скромный свадебный подарок.

Первый день свадьбы «президента ПМР» Евгения Шевчука и его избранницы, бывшей «главы МИД» непризнанного анклава Нины Штански, собравший относительно узкий круг доверенных лиц, прошел в минувшую пятницу, 18 сентября в поместье Шевчука в селе Строенцы Рыбницкого района, ориентировочной стоимостью около 20 млн. долларов. Мероприятие носило закрытый характер, и, несмотря на вызывающую роскошь, сильно резавшую глаз на фоне голодающих пенсионеров и бюджетников в «ПМР», отличалось безвкусицей, характерной для «элиты» криминального «государства».

Увы, молодых пришли поздравить далеко не все приглашенные. Самый дорогой — во всех смыслах — из потенциальных гостей, Дмитрий Рогозин, не смог присутствовать по причине запрета на въезд в Молдову и Украину. Обещания московского покровителя тираспольских «Бонни и Клайда» «прилететь на бомбардировщике» — как волшебник из известной песенки, оказались пустой болтовней. Ни «голубой вертолет», ни «голубой вагон», ни голубой бомбардировщик с Рогозиным, выдержанным в на борту на свадьбе так и не появились.

Не пришел и экс-премьер Молдовы Кирилл Габурич, хотя он и был в числе приглашенных. Вероятно, Шевчук пригласил его, как бывшего товарища по Alma Mater, ведь с большой долей вероятности они приобрели свои дипломы в одном и том же месте и практически с одного и того же цветного принтера.

Зато свадьбу почтило своим присутствием высокое духовное лицо: Кишиневский митрополит РПЦ МП Владимир. Московский патриархат испытывает особую слабость к криминальному Приднестровью за жесткую позицию тираспольских властей ко всем ко всем конфессиональным конкурентам. Владимир благословил брак криминальной парочки.

ion-suruceanu
Ион Суручану

Музыкальное сопровождение праздника было заказано стареющему, но по-прежнему голосистому реликту 70-х годов прошлого века Иону Суручану.pNGryUOP8lc

«Официальная» свадьба, с более широким кругом приглашенных, состоялась днем позже, в Тирасполе. По некоторым сведениям на ней выступил сводный хор пенсионеров, ветеранов и работников бюджетных организаций — правда, неполным, 70% составом.

Приступив к обязанностям жены президента Нина Штански оставила свой пост «главы МИД ПМР». На её место временно назначен первый зам. Виталий Игнатьев, выпускник киваловской юракадемии. Это стало несомненной победой молодой жены над лысеющим мужем — как уже сообщалось, первоначально на должность главы МИД была намечена Валерия Кара, что привело Нину Штански в бешенство и вызвало нешуточную ссору между молодоженами. Впрочем, Игнатьев пока всего лишь и.о., так что борьба претендентов на пост главы МИД ПМР ещё не закончена. По некоторым сведениям в числе возможных кандидатов — брат Нины Штански — Николай.

Одесские журналисты по-своему отреагировали на свадьбу, опубликовав фельетон, где главная героиня, очень похожая на Штански, выступает в роли главы МИД, а некто очень похожий на Шевчука — в роли её гражданского мужа. Впрочем, такие сравнения сегодня уже немного устарели: Штански уже не министр иностранных дел, а её бывший гражданский муж призван на действительную брачную службу. Однако одесский автор, и член Союза Приднестровцев Украины, подписавший фельетон псевдонимом Гон Дурас, твердо пообещал, что и дальше будет радовать «сладкую парочку» из Тирасполя и их почитателей забавными историями из жизни вымышленных придурков, чем-то неуловимо напоминающих персон, так хорошо всем знакомых по выпускам новостей на Первом Приднестровском телеканале.

Гражданский Муж Министра Иностранных Дел

Душераздирающая сценка из семейного быта.

Спальня в президентском люксе где-то на задах загнивающей Гейропы. На переднем плане огромная кровать со следами бурной ночи. На кровати возлежит Министр Иностранных Дел (МИД) одного маленького полугосударства, никем не признаваемого, но чертовски самодостаточного. Министр в полнейшем неглиже. Протокольное «маленькое черное платье», лодочки и белье небрежно валяются рядом на полу.

Входит Гражданский Муж (ГМ). Он лысоват, но прикрывает лысину залихватским чубчиком, моложаво-дураковат на вид, и явно робеет перед МИД. На нем банный халат, в руках поднос с кофейником и чашкой.
— Доброе утро, дорогая!
МИД критически осматривает ГМ, берет с подноса чашку и делает глоток. ГМ подобострастно смотрит, как она пьет. МИД недовольно косится на него.
— Как там у нас дела? — осторожно спрашивает ГМ.
МИД пьет кофе и держит долгую паузу. Наконец, когда тишина становится невыносимой, роняет сквозь зубы: «если бы ты был мужчиной, дела шли бы лучше».
ГМ тупит глазки, переминается с ноги на ногу и молчит. МИД начинает заводиться.
Нет, ты скажи! Почему в государстве всё должна делать я? Почему? Заявления — делаю я, уголовные дела против нас — отмазываю тебя я, дать команду кого-то сажать — тоже я! Ты мне муж или не муж?
ГМ, неуверенно: Ну, мы, это… мы же не расписаны…. И потом, я же тебе деньги приношу… .
МИД, входя в раж и переходя на визг: Да что ты приносишь?! Что ты приносишь?! Да это слезы, а не деньги! Где деньги? Вот вчера я специально посчитала: дорога от поворота на Западный до перекрестка Терновки обошлась по бумагам в 6 миллионов рублей. Погуглила, смотрю, а асфальт положить стоит 27 долларов за метр квадратный — это максимум, если класть всё что положено и вообще не воровать! А то, что у нас кладут — так я бы и 5 долларов за такое не дала. Всё же украдено!
ГМ, пытаясь вставить хоть слово: Ну как же им не воровать. Они ж живые люди…. У них дети…
МИД, распаляясь всё больше: Они мужчины! Они всё в дом! А ты…. Ты…. Почему они воруют — а ты не можешь?!
ГМ, впадая в совершенную прострацию: Ну зайка, ну как же это я не могу…. Я могу. Я всё время… Я стараюсь….
МИД, вскакивая с кровати и швыряя пустую чашку на поднос, который продолжает держать ГМ: Стараешься! Да ты тратишь всё на своих…. На своих….
ГМ, торопливо: Это не то, что ты думаешь! Клянусь! Они министры! Они все министры! Все до одной! У меня с ними ничего не было!….Ты же сама в правительстве! Ты же тоже…
В этот момент ГМ, чувствуя, что сказал лишнее, резко замолкает. МИД тоже молчит и пристально смотрит на ГМ. В комнате повисает тяжелая пауза.
ГМ, неуверенно: Ну… Послушай, тот раз не в счет. Ну, с кем не бывает. А теперь она премьер. Она изменилась!
МИД, взрываясь визгом: Тот раз… Ах, тот раз?! И, главное, где! В туалете миссии ОБСЕ! Все ОБСЕшники надо мной потом ржали! Я тебе кто? Я тебе глава всей дипломатии или подстилка? Домработница? А потом эта тощая сука…. Эта анорексичка…. Эта…. Эта…. Ты думаешь, я не знаю, что она за моей спиной называет меня жирной коровой?!
ГМ, осторожно косясь на МИД: Дорогая, ну ты, конечно же, не корова….
МИД швыряет в него кофейную чашку, схваченную с подноса, но ГМ успевает прикрыться подносом, как щитом.
ГМ: Милая! Успокойся! Ты устала, останься тут на недельку, отдохни….Тут хорошо. Мы с Ником уступим тебе этот номер…
МИД: Да какой отдых! Какой отдых! Это ты вечно отдыхаешь, а я вот на день еле вырвалась, по мелочи прикупить… А то мне и на переговоры ехать уже не в чем! Нечего надеть! Абсолютно нечего! Что подумают о нашей Республике?! За что люди на смерть шли в 92-м? Чтобы я ходила в обносках? А ты…. Я тут хожу, как нищая… Ты от меня всё скрываешь. Всхлипывая…. Сколько денег за газ собрал с этих лохов, и то никогда не говоришь…Куда ты их только деваешь?
ГМ: Ну, дорогая! Я же дал тебе из этих…ну, из терновских… И ещё добавлю… Хочешь — вот от ремонта зданий в Тирасполе, ну от этого, который к юбилею этому, дурацкому, там довольно прилично мне заносят…. Мне глава администрации как раз вчера прислал, думал на них с Ником пива попить, но раз уж тебе надо…
МИД, постепенно переходя с крика на плач: Ах, ты из терновских мне дал! Ну, давай считать, что ты мне дал. Я специально посмотрела вчера. По смете — там шесть миллионов рублей. От Западного до поворота на Терновку ровно 1100 метров. Асфальт стоит максимально 27$ за метр, это если уже все наворовались — кроме тебя, ты, как всегда, ни при чем. Ширина дороги — ну, пускай 10 метров. Умножаем, получаем, 3,3 миллиона рублей. Остается 2,7 миллиона. Ты мне дал полтора. Как нищей. Как подачку — на, купи себе тушь и колготки! Ну, хорошо. Пусть мы непризнанные. Пусть я нищая. У нас, у приднестровцев — собственная гордость. Мы, в конце концов, сел… дыр… ну этот… форпост! Мне, конечно, можно и такие копейки дать на расходы — то, что с Терновки недоворовали. Утрусь, переживу. Но где остальное? Где ещё миллион двести? Маме дом не на что достроить, плачет мне каждый день -а ты жмешься на каждую копейку.
ГМ, растерянно: Ну, милая… я не знаю! Я поищу…. Может, завалились куда… Может, когда в аэропорту кишиневском был — сдачу недодали…. У них как раз, помню, мелочи не было… Эти молдаване…. Ну, ты ж сама знаешь. Как кстати у тебя с ними переговоры?.
МИД: Как, как …. Плохо всё идёт… Я женщина, я одна, я везде должна успевать. А они наглые! Они скоро и на тебя уголовное дело откроют. Вон у Кузьмичева ребенка посадили, мальчик в Греции, в тюрьме, там же Европа, сплошные геи, отец в шоке… А ты — что ты сделал чтобы его выручить? Я со всеми перессорилась, а этой дуре из ПРООН написала письмо, что с молдаванами вообще разговаривать не буду. Не буду — и всё. Ни слова. Ни с кем! А ты? Ты летаешь себе через Кишинев, как ни в чём не бывало!
ГМ: Ну как же нам ещё летать-то? В Украине ж — там вон ведь, какие фашисты. Раньше-то через Одессу летали, а теперь там фашизм жуткий. Хорошо хоть в Кишиневе наши люди остались, туда ещё пускают. Кивая в сторону кровати: Что толстый-то тебе сказал, порешает вопросы?
МИД, ледяным тоном: Дмитрий Олегович сказал, что меня назначат Главнокомандующей.
ГМ, впадая в шок: Гов…Главно…что? То есть кем?
МИД, с бесконечным терпением: Главно. Командующей. Пока ты с моим братцем тут по кабакам шляешься, я государственной важности вопросы решаю. С той среды — не с этой, что будет, а с той, начинаем освобождать Молдову и Украину. Дмитрий Олегович пообещал помочь… Этих прислать… Ну … искандеров. Командовать буду я — ну, не тебя же ему назначать?
ГМ, в состоянии близком к обмороку: Какие Искандеры? Что этот…этот…. Этот….Что он тебе наплел? Он вообще, какой был? Опять нажрался, как свинья?
МИД встает, надевает платье, и поворачивается спиной к ГМ: Застегни. Да, мы немного выпили. Симпатичный мужчина. Он сказал, что если бы ты хоть наполовину старался, как стараюсь я, он бы тебя назначил…
ГМ, в совершенно сомнамбулическом состоянии, застегивая молнию на платье МИД: Как ты стараешься?…. В каком смысле — как ты? Ты вообще понимаешь, что с нами сделают в ту среду?
МИД: Ой, да перестань трусить! Не смеши мои Искандеры!
ГМ молча выходит из комнаты. Из-за двери доносится невнятное: «…дь, идиотка!»
МИД, громко ему вслед: Когда у нас введут военное положение — первым делом велю расстрелять твою тощую суку!
Занавес.
Все участники этого диалога — плод воображения автора. Всякое совпадение с реальными персонажами и географическими названиями — случайно. Фотография дома, который строит в Тирасполе мать Нины Штански, дана исключительно с иллюстративными целями. Просто как пример того, какой дом могла бы строить мать МИД, если бы она не была авторской выдумкой.

Гон Дурас

DomStan