Взгляд

Два забытых миллиона

19 сентября 2015

В Украине некоторые считают, что все несогласные с политикой Путина украинцы России должны были массово собрать манатки и уехать на Украину, создав в ней нечто подобное тому, что сейчас творят сирийцы в Европе

Материал который представляю вам готовился для одного из украинских журналов. Сначала редакцию он устраивал. Меня попросили его расширить, добавив комментарии экспертов и украинцев из России. Расширил, добавил, но мне заявили, если перефразировать, что, по мнению главного редактора этого журнала, все украинцы России не согласные с политикой Путина должны были массово собрать манатки и уехать на Украину, создав в ней нечто подобное тому что сейчас творят сирийцы в Европе. А так как они этого не сделали, то и материал не интересен. Тем не менее, я не согласен с тем что такое массовое переселение вообще возможно. Даже евреи не все сбежали из Третьего Рейха, хотя многие понимали к чему идёт дело. Тема мне кажется важной и незаслуженно  забытой на Украине.

Последние полтора года Украина, фактически, находится в военном состоянии. Сначала аннексия Крыма, затем война на Донбассе затмили все мысли украинцев. И, конечно, многие из них воспринимают Россию и подавляющее большинство россиян как страну-агрессора и врагов.

Безусловно, доля правды в этом есть, но есть у медали и другая сторона. О которой мало кто думает, а большинство, возможно, даже не знают.

Дело в том, что за пределами Украины ещё живут украинцы. Всего по миру их насчитывается примерно 20 миллионов. Большие диаспоры в Канаде, США, но первая по размеру именно в России. По данным российской переписи 2010 года украинцами себя считают почти 2 миллиона граждан Российской Федерации. А после начала антитеррористической операции на Донбассе к ним присоединилось, по некоторым оценкам, ещё 750 тысяч беженцев из Украины.

Да, кто-то из них, возможно даже большая часть (отдельных социологических исследований среди российских украинцев не проводились), поддерживает нынешний курс Владимира Путина, считает,  что и Крым «их», и на Донбассе некие «ополченцы», оторванные от внешних связей с миром, борются с неофашистской хунтой. Но среди этих украинцев, даже среди беженцев, есть и другие.
Как известно, Украина, как государство, оказалось совсем не готово к активным боевым действиям, не готово, в том числе, и наладить переселение людей из районов, охваченных войной, в спокойную часть страны. Большая часть нагрузки легла на волонтёров. Но всё же они не могут полностью заменить государство и помочь всем. Поэтому когда у человека, бегущего от войны, встал выбор куда, собственно, бежать, были и те, кому не нравится Россия, те кто считают её агрессором. Но, тем не менее, так как родственники или знакомые, которые могут помочь, у них есть только в России и отсутствуют в мирной части Украины, выбор всё же пал на РФ. Сейчас таким людям, которые лишены родного дома и находятся в современном российском мире, наверное, тяжело вдвойне. И было бы неплохо подумать как вернуть их назад. Но идёт война, идут реформы, денег мало. И если политики об этом задумываются, то, скорее всего, лишь дома, сидя в уютных креслах.

— В Россию я эмигрировала 10 лет назад и до 2014 года никакой агрессии и выпадов в свой адрес не замечала, — рассказывает Лена из Владимира, — Но в 2014 году после «присоединения» Крыма ситуация стала меняться. Сначала знакомые активно интересовались моей политической позицией, вступали в дискуссии и в целом, относились к моей позиции уважительно. С активным раскручиванием патриотической истерики, мнение друзей и знакомых стало значительно меняться. Дошло до того, что пришлось распрощаться с некоторыми друзьями, так как их семьи сильно не поддерживали общение с украинцами. Дошло до откровенно фашистских высказываний в мой адрес.

Я не люблю ярое выпячивание своего национального происхождения, но с большим уважением отношусь к людям, которые чтят свои национальные традиции. Некоторые национальные праздники Украины я отмечаю и в России. Например, День Независимости, День Шахтера (так как я из шахтерской семьи) и День Вышиванки. В эти дни я прихожу на работу в вишиванке, это мой способ поддержать праздничное настроение и ощутить свою связь с Родиной. Но в свете последних событий мои походы в вышиванке встречают яркую негативную реакцию как среди сотрудников, так и среди прохожих на улице.

Летом 2014 года стало понятно, что нас всех ждет большая беда и оставаться в стороне от нее нельзя. В регион стали приезжать беженцы из моих родных мест, далеко не все они поддерживают официальную позицию российской власти, но других вариантов у них просто нет. Таким людям я и старалась помочь.

Во-первых, им нужно помочь адаптироваться: незнакомый город, другая валюта, другой уровень цен – все это добавляет стресса в и без того нелегкую ситуацию. Во-вторых, официально жильем обеспечивали только тех, кто эвакуировался через лагеря беженцев, а те, кто ехали самостоятельно, вынуждены были пройти 7 кругов бюрократического ада и в итоге получить отказ. Поэтому, таким людям нужно в максимально короткие сроки найти жилье. С этим возникали проблемы, так как съемное жилье во Владимире не самое дешевое и хозяева часто отказывают приезжим по различным соображениям.

В-третьих, нужно было помогать с поисками работы, и тут заключалась самая большая трудность. При всех заявлениях власти, что работой обеспечивают без проблем, на практике сталкивались с тем, что получить официальное разрешение на работу трудно и дорого. С временной регистрацией на момент лета 2014 года работать было можно, но на практике ни один работодатель официально не соглашался брать на работу граждан Украины. А работая нелегально, очень часто людей просто обманывали с выплатой заработной платы.

Моя знакомая – молодой преподаватель-экономист на данный момент просто не видит своего места в Украине, так как за пределами зоны АТО найти работу по профилю очень сложно. Поэтому в поисках лучшей судьбы она остается в России.

Хотя политики о диаспоре всё же  задумываются. Недавно народный депутат Верховной Рады от ВО «Батьківщина», глава межфракционной группы «Світове українство» Иван Крулько в своём блогенаписал, что нужно проводить политику реэмиграции украинской молодёжи в Украину. Правда, видимо, политик говорил в первую очередь, о молодёжи из стран Евросоюза.
А что делать не молодёжи (да и молодёжи)  из России?

Уже несколько лет на Украине весной и осенью проводится Мегамарш в вышиванках. Ближайшее событие уже скоро – 26 сентября. Но Россия впервые присоединилась к акции ещё в мае 2013 года. Тогда Мегамарши прошли сразу в двух российских городах. Правда если в Воронеже на акцию вышло около 100 человек, то во Владимире шествие, официально согласованное с властями, прошло в формате мономарша – в нём принял участие всего один человек, сопровождаемый журналистами и полицией. Прошёл Мегамарш во Владимире и в этом году. И в нём участвовали уже 2 человека. Правда на этот раз украинцы просто прогулялись по городу в вышиванках без афиширования в прессе и без согласования с властями.
Юрий Фатенко. Эксперт города Владимир
— На бытовом уровне недоброжелательное отношение русских к инородцам, варягам было всегда, — говорит председатель Владимирского отделения партии «Гражданская инициатива», автор проекта «Причерноморье. Хельсинкский процесс» Юрий Фатенко, — Просто конкретные события в Украине это отношение, в частности к «хохлам», обострили. Под призмой, разумеется, антиамериканской, антиевропейской пропаганды. Да, сейчас украинцам в России жить стало труднее. В моральном плане, так – точно.

Что касается вопроса их безопасности, то в современной России небезопасно жить всем. Даже русским. Пример Бориса Немцова, или того же Сергея Казакова (кандидат в депутаты Совета народных депутатов города Владимир, избитого в день голосования 13 сентября, — прим.) подтверждает этот факт. Национальность лишь дополнительная «опция» в конфликте.

Далеко за примерами можно не ходить. Число эмигрантов из России за последнее время увеличилось в разы. Большинство из них, по иронии судьбы, русские. Значительное число из них уезжает в «небезопасную» Украину.

Несмотря на все сложности, украинцы продолжают свою деятельность в России и сейчас. Например, когда в Москве отмечалось 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, 9 мая, недалеко от Красной площади завершалась веломногодневка «Пять колец Москвы», победу в которой одержал украинец Олександр Поливода, а второе место занял его земляк Андрий Хрипта. И украинцы Москвы, пусть и в небольшом количестве, были на соревновании и поздравили земляков с этой очень символической победой.

Эти действия, конечно, локальные и про них не знают большинство украинцев. Но, наверное, чтобы их совершить нужно иметь определённую степень отваги. Или безрассудства. Ведь если ты в России выйдешь из дома с кулоном в виде тризуба, никто не будет гарантировать что домой ты вернёшься целым и здоровым. Российское общество, в основном, аморфно и готово терпеть, ну или не замечать. Но может найтись и активный индивид. А для плохого порой хватает и одного.

Впрочем, с тем что с украинской символикой в России опасно согласны не все.
Алексей Постернак Владивосток
— Я родился и вырос во Владивостоке. В том самом, от которого за 4 часа можно доехать до китайской границы. Никакой украинофобии у нас нет. Оно и логично, ведь украинцев тут реально много. У большинства моих друзей украинские фамилии, многие украинские слова спокойно могут употребляться в обиходе, — рассказывает Алексей Постернак из Владивостока, —  Другое дело, что литературного украинского языка тут особо не знают, но это поправимо. Для общего развития знание языка никак не помешает.

Друг из Киева прислал мне по почте сувениры, среди которых был флаг Украины и значок с надписью «Я люблю Украïну». Так вот, с этим значком на сумке я пришëл в университет. По всем законам Киселева меня должны были съесть или чего похуже. Но нет, ребята восприняли это совершенно без злобы. Наоборот, некоторые спрашивали, где такой можно достать. Или вот еще: на День Независимости Украины я решил присоединиться к флешмобу и сфотографироваться на фоне Владивостока. И, конечно же, с сопки меня никто не скинул.

Украинцы в России для украинцев Украины, к сожалению, остаются теми о ком или не знают, или не помнят, или не думают. При том что, в последнее время, российским украинцам грозит всё более реальная опасность. Потому что сейчас рассматривается так называемый «патриотический стоп-лист» в который вошли «Світовий конгрес українців» и «Українська всесвітня координаційна рада». И после принятия этого стоп-листа всем кто сотрудничал или сотрудничает с этими организациями может грозить штраф до 500 тысяч рублей, а может и заключение до 5 лет. А с этими известными в диаспоре объединениями, которые, например, проводят миссии международного наблюдения за украинскими выборами, в разные годы сотрудничало несколько тысяч украинцев России.

Могут ли украинцы уехать из России? Наверное, могут – границы пока не закрыты. Но Украина сейчас не готова даже предоставить им льготные права на получение вида на жительство, не говоря уже о трудоустройстве (с ним сейчас проблемы и у граждан Украины). А переселяться из дома на киевский вокзал захотят не все.

Война бьёт по семьям, ссорит отцов и детей, лучших друзей. Но нужно всё же оставаться людьми и помнить что всем нам нужна поддержка. В том числе она нужна и украинцам России.

Мегамарш в вышиванках. Владимир. Май 2013 (3)
P. S. Ну и если вы, дорогие читатели,  знаете кому в Киеве нужен журналист с российским гражданством — дайте знать.

Маревний журнал Сєргєя Карася, г.Владимир (Российская Федерация)