Гуманитарная аура

Если хочешь жить в России ты должен повторять то, что говорят СМИ, но искренне верить в это не обязательно, — Померанцев

19 сентября 2015

В России одно поколение людей за последние 25 лет было коммунистами, демократами, а теперь стало консерваторами-духовными патриотами. Завтра станут кем-то еще

У Питера Померанцева интересный жизненный путь. Он родился в Киеве, вырос в Англии, работал журналистом и телепродюсером в Москве, а сейчас он научный сотрудник института Legatum. Померанцев написал одну из лучших за последнее десятилетие книг о современной России, ее медиа, образе мышления и моральных ценностях ее жителей — «Ничто не правда и все возможно».

«Гуляй Поле» представляет выдержки из интервью Померанцева ЛІГАБізнесІнформ, касающегося России, ее пропаганды и состояния дел.

Ты неоднократно писал, что российская пропаганда показательно неправдива, «шита толстыми белыми нитками». Но как так получилось, что в первые месяцы после аннексии Крыма Запад верил российской пропаганде?

Потому что хотел верить. Многие государства не хотели действовать. Когда я говорю государства — я имею в виду элиты. Но это длилось недолго — они довольно быстро включились и начали действовать. Можно задать встречный вопрос — а чего вы от них ожидали?

Понимаешь, риторика европейских и американских СМИ на ситуацию с Крымом и начало Донбасса была как холодный душ. Особенно учитывая, что они на 101% поддерживали Майдан. Но потом появилось какое-то колебание — авторитетные СМИ писали, что в Украине гражданская война и русские ни при чем. Субъективное ощущение, что поворотным моментом стал Боинг, после которого Запад прозрел…

Не думаю. После присоединения Крыма уже все с Россией стало ясно. Повторюсь — у европейских элит было большое нежелание действовать. Зачем конфликтовать с Россией? Европа только начала выходить из финансового кризиса, с Россией много масштабных проектов, обширные бизнес-связи. Элиты очень не хотели принимать новую реальность и тормозили процесс. Но Европа смогла консолидироваться и выступить единым фронтом.

Ок. Как ты оцениваешь работу западных СМИ в освещении конфликта в Донбассе?

Европейские и американские СМИ пишут про Донбасс лучше, чем украинские. Не потому, что они профессиональнее, а просто потому, что могут туда поехать. С моей точки зрения, репортинг с Донбасса был хороший. СМИ много и с увлечением писали про этот конфликт. Надо понимать, что для газет Россия как враг- это очень удобно, помогает продавать тиражи. Такой антигерой как Путин, типа злодей из Джеймса Бонда — это же мечта любого редактора

А насколько эффективна российская пропаганда? Например, бюджет Russia Today около $250 млн, это почти столько же как у тройки крупнейших каналов Украины.

Сложно оценить. Сила России в том, что они умеют продвигать свою повестку очень скоординировано — Газпром плюс бизнес-элиты, плюс Russia Today, плюс дилпоматы и когда все это собирается в какую-то операцию, оно начинает работать.

Сама по себе Russia Today, учитывая ее бюджет, неэффективна, точнее очень эффективна, но как инструмент по откачке денег из администрации. У Russia Today в Англии 93 000 зрителей в неделю — это мало, у Al jazeera в три раза больше. То есть, они вообще не влияют на публичный дискурс. Но… Когда они зашли на рынок, они поставили на маргиналов — английских националистов, шотландских сепаратистов, крайне левых: с них тогда все смеялись. Что мы видим спустя несколько лет? Националисты — серьезная политсила, шотландцы — третья по величине партия, а лейбористов возглавил левак Корбин. Конечно, они добились успеха не благодаря Russia Today, но стратеги Russia Today сделали правильную ставку. То же самое во Франции — они поставили на Ле Пеан, казавшегося пародией, сегодня — серьезная политическая сила. И такой прогресс маргиналов пугает. Мы привыкли стебаться над Russia Today, но, может быть, они не такие уж идиоты — слишком часто они делают правильные ставки

Набирает популярности теория медиакратии, мол, современному диктатору не нужны репрессии и насилие, ему достаточно тотального контроля на медиа. Есть предохранитель от такой диктатуры?

Это не совсем так. Хорошо сказал Игорь Яковенко (российский журналист) — у Сталина было 75% насилия, 25% — пропаганды, у Путина — 75% пропаганды, а 25% — насилие. То есть насилие все равно есть, без насилия диктатур не бывает.

Российские СМИ загнали почти все население в какую-то свою реальность — где нацгвардейцы распинают детей, в Европе живут только геи и беженцы из Сирии, а РФ окружают враги и «никто, кроме Путина». Предположим, в Кремле решат, что повестка меняется — хунта хорошая, Европа не гейская, а враг — ИГИЛ. Смогут ли СМИ перезомбировать население?

Тут есть один нюанс. Во все перечисленные тобой сказки намного больше верят на Востоке Украины и в Крыму, где безоговорочно доверяют российским СМИ. В самой России это работает по-другому, там это игра, точнее правила игры — если хочешь хорошо жить в этом обществе, ты должен повторять то, что говорят СМИ, но искренне верить в это не обязательно. Русские странные, они намного более цинично относятся к своим СМИ. Например, почти все русские понимают, что их солдаты есть на Донбассе, но они в этом никогда не признаются. СМИ задает правила дискурса, которых почти все придерживаются, но не более.

Если мы посмотрим действие пропаганды в Росси в разбивке восприятие и поведение, то увидим, что 84% говорят, что они за Путина (это восприятие), но поведение совсем другое — все хотят учить детей и лечиться в Европе и вообще не прочь уехать из России.

Поэтому зомбированность россиян сильно преувеличена. Если СМИ поменяют дискурс, то очень быстро россияне его подхватят. Вот увидите, через полгода россияне будут так же искренне обсуждать боевиков ИГИЛ, как Правого сектора пару месяцев назад.

В России одно поколение людей за последние 25 лет было коммунистами, демократами, а теперь стало консерваторами-духовными патриотами. Завтра станут кем-то еще. Не проблема. Это потрясает — западный человек не может принять и понять такой изменчивости.

Лига