Политика

Молдова, протесты, выборы президента. И возможные союзники Украины

14 сентября 2015

Стояние на площади в центре Кишинева, начатое 6 сентября, явно пришло к концу. Не в том смысле, что палатки скоро исчезнут — они-то как раз могут простоять ещё довольно долго. Хотя погода портится — так что и палатки скоро опустеют.

Но дело в другом. Бесформенный протест приобрел уже определенные очертания. Случилось то, о чём в Киеве писали с самого начала: пророссийская составляющая в проекте начала превалировать над всеми остальными.

Кишинев, 13 сентября. Полиция следит за порядком, не вмешиваясь в действия манифестантов.

Безадресная поначалу агрессия постепенно стала выборочной. Агрессивные сторонники «достоинства и правды» постепенно развернулись во всю ширину обретенной свободы. Ворвались вечером в здание национального телевидения и оскорбили репортёра телеканала — из-за этой выходки пришлось перенести ток-шоу, в котором должны были участвовать лидеры правящего альянса. Ранее протестующие уже нападали на журналистов другого канала — Publika TV, съемочную группу которого прогнали с площади угрозами и хулиганскими выходками. Наконец, в воскресенье на площади произошла драка: на сей раз объектом нападения стали сторонники объединения с Румынией. Прогнали и их.1681574

Давайте вспомним, чем отличались Майдан и Антимайдан. На Майдане любая пресса была неприкосновенна. Даже пророссийская. Даже заведомо антимайдановская. А на Антимайдане журналистов били. Всех подряд. Не разбирая, свой-чужой, а просто для профилактики. Помните вопли избиваемого пророссийского телеведущего: «Топаз, дай команду, Топаз!»

Мало-помалу от руководства «DA» начинают отходить вменяемые люди. Крайняя по времени — но, вероятно, не последняя потеря: «мэр» палаточного городка Василий Костюк. Чуть раньше — тихо, без помпы, без публичных заявлений ушел в сторону Оазу Нантой. Зато появились новые игроки: Юрий Рошка хочет выйти с палаткой на площадь. И Марк Ткачук, бывший идеолог «пророссийских левых» в Молдове, поначалу обозвавший противостояние между протестующими и властями «битвой педофилов с зоофилами» уже вроде бы симпатизирует протесту. Хотя и осторожно, и с оговорками — но и он уже определенно разбирается потихоньку в своих предпочтениях: педо или зоо.

Впрочем, русскоязычной публике не стоит слишком радоваться оживлению Ткачука. Пророссийская составляющая ещё не означает автоматической языковой терпимости. Два довольно известных в Молдове русскоязычных политика: Виктор Шелин и Федор Гелич пожаловались в соцсетях, что их не подпустили к микрофону на трибуне DA. И письменные обращения на «негосударственном» языке лидеры Платформы тоже не принимают.

И ещё одна деталь: лидер «Платформы» Андрей Нэстасе под разными предлогами уклоняется от переговоров, и, похоже, очень озабочен тем, чтобы оставаться единственным связующим звеном между народом и властью. Но если лидер готов идти на прямую ложь — то есть ли разница между ним и той властью, против которой он выступает? И, кстати, а как на Платформе определяется лидер? Он кто — владелец трибуны и мегафона? Или были выборы, и мы тут в Украине, глядя за событиями в Молдове, что-то пропустили?

Источники финансирования DA по-прежнему скрыты в тумане. Впрочем, едва ли митинг на площади явно, или даже неявно финансирует Россия. Россия пока к митингу только присматривается. И ищет подходы к его организаторам. Но она обязательно их найдет. И возьмет DA под свой контроль. Это неизбежно. Почему? Давайте посмотрим, что реально происходит сегодня в Кишиневе.

Прежде всего, протест маргинализуется: из него вытесняются конструктивные элементы. Это естественно: за полгода своего существования DA не выработала никакой конкретной конструктивной программы. Ничего, кроме «все воры» и «верните миллиард» так и не прозвучало. Вот, кстати — а чего именно миллиард? Леев, долларов или евро? И что значит «украли» — кто конкретно пострадал от кражи? Здесь тоже нет конкретики…

И люди, пришедшие в DA, чтобы что-то реально менять, не видя конкретики от движения мало-помалу отходят. Ах, да — есть ещё третий лозунг: «во всем виноват Плахотнюк». Но к Плахотнюку мы ещё вернемся.

Что остается в сухом осадке? Недоверие и неприязнь к любой власти. Независимо от того, что она делает и чего не делает, а просто потому, что она власть. При должности и зарплате. Это уже классика: у одного штанов сорок пар и живет в семи комнатах, а второму выпить не на что — а он на колчаковских фронтах ранен. И на выходе такого протеста неизбежно появится ещё одна партия, рассчитанная на манипуляции с наиболее косной, плохо информированной и потому легко манипулируемой частью электората. Ещё один трамплин для ещё одного политика. Или для группы политиков во главе с лидером. Уже даже известно с кем.

Очень легко предсказать и то, какой будет такая партия. Во-первых, партия необразованных маргиналов всегда будет антиевропейской. Даже если она будет при этом называться проевропейской и выступать под влагами ЕС. Потому что необразованным маргиналам нечего делать в Европе. У них нет ни квалификации, ни знания языков. У них нет решительности, чтобы шагнуть навстречу неизвестности. Или хотя бы сделать загранпаспорт. Они черпают информацию о мире из передач российского телевидения — о том, как ужасно живет «Гейропа». А лидер, как известно, остается лидером до тех пор, пока говорит то, что от него хотят услышать те, кого он якобы ведет за собой. А те, кого он ведет за собой, хотят слышать как хорошо и сыто было в СССР.

И сейчас к DA лишенной уже намека даже на малейший конструктив, потянулись политики, специализирующиеся именно на таком, специфическом электорате. А поскольку таких политиков в Молдове очень много, то у микрофона возникла некоторая конкуренция. И появился соблазн отсеять конкурентов по языковому, например, признаку — как это случилось с Шелиным и Геличем, которые, в общем-то, точно такие же популисты, как и Нэстасе, просто без хорошего знания румынского языка. Впрочем, и языковые вопросы тоже будут отрегулированы, когда партия оформится, и место лидера будет защищено регистрацией, учредительным съездом, протоколом голосования и так далее… И всем найдется место.

Итак, DA на словах проевропейский, а по сути, по ментальности — принципиально антиевропейский проект. Второе: DA — проект, рассчитанный на возбуждение конфронтации в обществе, направленный на его разъединение, а не на объединение и достижение компромисса. Более того, DA в его нынешнем виде не может существовать в конструктивной атмосфере в принципе. DA нужны враги, заговоры, вражеское окружение и прочие страсти-мордасти. Маргиналам, чтобы уважать вождя непременно надо кого-то бояться — так уж они устроены. Для конструктива нужны и другие лидеры, и другая массовка. Третье: рано или поздно DA получит российское финансирование, как союзник в сопротивлении европейской модернизации Молдовы. Потому что такие союзники России нужны.

А теперь посмотрим, кто является основным объектом атаки DA, если говорить о персоналиях. Тут и спорить нечего: Владимир Плахотнюк. Молдавский, а точнее — молдавско-румынский олигарх — с украинской фамилией, и общепризнанный в Молдове отрицательный пример: вот он, олигарх у власти. Хотя опять-таки: стоит дойти до конкретики — и с ней возникает напряженка. Ну да, ну олигарх. Мультимиллионер. Как и все миллионеры, вышедшие из бывших граждан СССР, обладает специфической биографией. Не все её эпизоды стоит показывать публично. Но что — его критики чем-то лучше? Да ничем.

Не стоит, право, идеализировать Плахотнюка, но давайте рассмотрим ситуацию объективно. Олигарх у власти — это плохо?

В принципе — да, не очень хорошо Гораздо лучше, если к власти придут представители гражданского общества. Политики, выражающие мнение политически активных и сознательных граждан. Трудно спорить с очевидным — так было бы лучше. Беда только в том, что ни политически активных и сознательных граждан в заметном количестве, ни политиков, выражающих их мнение в Молдове нет. Их и в Украине — меньше всё же чем хотелось бы, но всё-таки хватило на Майдан. Но в Украине они хоть есть. А в Молдове их нет, и именно по этой причине в Молдове и невозможен Майдан, а возможны только варианты Антимайдана. И противостояние на улицах — если оно возникнет — будет противостоянием двух Антимайданов. И события начала 90-х, приведшие к войне на Днестре и уходу Приднестровья, которые в Молдове так любят сравнивать с современной историей Украины тоже были противостоянием двух Антимайданов. Антирумынского и антирусского. А Майдана в Молдове не было, и нет, и в ближайшее время не ожидается. Потому что Майдан, повторяю, предполагает объединение. Майдану предшествовало появление общественных организаций, члены которых вне зависимости от языковых предпочтений составляли единую политическую силу, выступающую за независимость Украины. Майдану предшествовало появление феномена «русскоязычного сторонника УПА». Ничего подобного пока в Молдове не наблюдается.

Ну, а что делать немногочисленным сознательным гражданам в такой ситуации за неимением лучшего? За неимением лучшего надо способствовать, по возможности, выстраиванию равновесия сил. И если пророссийские силы очень сильно не любят Плахотнюка — то может быть, он как раз и способен уравновесить их влияние? И его следует рассматривать как временного союзника? Молдова, кстати, подходит к президентским выборам…

Давайте посмотрим на ситуацию непредвзято. Сегодня каждая властная команда — и не только в Молдове — приводит к власти новую волну чиновников. Приводит с единственной целью — обогатится за время нахождения у власти. И это неизбежное зло, потому что и в парламент и в правительство любой партийный лидер придет с командой. Есть только один пост, где большая команда сразу же не предполагается. Президентский.

Молдова, в отличие от Украины, — парламентская республика. Полномочия президента тут сильно урезаны. Но они отличны от нуля. Они позволяют влиять на ситуацию. Нынешний президент, Николай Тимофти, был в свое время избран как компромиссная фигура — которая не будет вмешиваться ни во что. И он не вмешивается. Но времена изменились. Политическая ситуация изменилась. Нужен другой президент — тот, который способен вмешаться.

Разумеется, выборы президента Молдовы — внутреннее дело самой Молдовы. Точнее, согласно молдавской Конституции — парламента Молдовы. В этом есть и плюсы и минусы. Но это опять же внутреннее дело Молдовы.

Однако никто не мешает Украине определиться с тем, какой кандидат в президенты Молдовы был бы наиболее удобен для неё. Потому что, помимо прямого вмешательства — чего мы не будем и не должны делать, мы же, в конце концов не Россия, существуют и более мягкие, вполне законные способы выразить свою поддержку желательному кандидату. Важно только понять, кто этот кандидат.

Так вот, Владимир Плахотнюк — возможная кандидатура для такой поддержки. Причин тут несколько.

Во-первых, его не любит Россия. Причем, давно и последовательно.

Во-вторых, весь бизнес у него на Западе и в Румынии. А значит, от России он не зависим, а от Запада — да. Идея эта, к слову, носится в воздухе и в самой Молдове.

В-третьих, по мнению многих молдавских экспертов, став президентом он мог бы в кратчайший срок реально решить проблему борьбы с коррупцией. Потому что ему уже не нужно торопливо набивать карманы. Он дошел до состояния, когда может не думать о деньгах — деньги, притом, большие, у него есть. Он уже достиг следующего этажа на пирамиде Маслоу, ему интереснее общественное признание. И ресурсы для того, чтобы всерьез бороться с коррупцией — которая и является сегодня главной союзницей антиевропейских сил, что в Молдове, что в Украине, у него есть и ресурсы и связи. В этом плане его положение и возможности много лучше, чем, к примеру у Михаила Саакашвили в Одесской области — а стремление направить страну на европейский путь будет едва ли меньшим чем у него.

Ресурс southfront с которого взять «переводной» материал — пророссийский. Об этом писали, притом, доказательно в серии статей про российскую агентуру в Европе. Так вот, пророссийские аналитики с этого ресурса тоже сравнивают Плахотнюка с Петром Порошенко, называя его — а точнее их обоих — «олигархами, жаждущими власти» и одновременно забрасывая мысль о том, что Плахотнюк ищет поддержки у Путина. Аргументы в пользу реальности таких поисков со стороны Плахотнюка выглядят неубедительно, и похожи на сознательный дезинформационный вброс. А вот сравнение с Петром Порошенко заслуживает внимания.

Действительно, Порошенко ведь тоже — олигарх у власти. Пришедший к власти по причине отсутствия устоявшегося и политически сильного гражданского общества. Можно высказать много упреков в адрес действующего президента Украины. Но разобравшись объективно и понимая, с каким запущенным государственным аппаратом ему приходится работать нельзя не признать: он делает всё, или почти всё, что возможно в сложившейся ситуации. И назначение того же Михаила Саакашвили губернатором Одесской области — совершенно ясный сигнал о том, что, что Петр Порошенко намерен всерьез бороться с коррупцией и очищать госаппарат от гнили. Да — процесс идет трудно — но всё уж очень запущено. И несмотря на это процесс все-таки идет.plahaporoh

Есть достаточно оснований полагать, что Владимир Плахотнюк, избранный президентом Молдовы, делал бы примерно то же самое — с поправкой на объем полномочий молдавского президента, значительно меньший, чем в Украине. А также он укрепил бы союз Молдовы с Украиной — именно для того, чтобы успешнее вести борьбу с коррупцией. Как через Киев — они с Порошенко знакомы лично, так и через Одессу — с Саакашвили они определенно единомышленники. Это позволило бы, помимо всего прочего, покончить и с незаконным пророссийским анклавом давшим приют группировке российских войск, целящих в спину Украине из «приднестровской молдавской республики». И всё это вместе взятое — хороший повод задуматься о поддержке кандидатуры Плахотнюка на приближающихся президентских выборах. Всеми законными и корректными способами, не являющимися посягательством на внутренние дела Молдовы. Потому что если мы не будем поддерживать силы, дружественные нам, то Россия, осуществляющая интервенцию против нашей страны, и не стесненная какими-либо приличиями, будет пропихивать во власть в Молдове наших врагов.

НИКОЛАЙ МАТВИЕНКО