Россия (вставая с колен): О, не раскайтесь! Вы должны быть моей.

Украина: Чьей ни быть, но не вашей.

Россия (запальчиво): Не моей?

Украина: Никогда!

Россия: Так не доставайся же ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.)

(По мотивам пьесы Островского «Бесприданница»)

Наверное, главной исторической ошибкой политики России в отношении Украины на протяжении последних 20 лет было стремление шантажом и угрозами заставить ее оставаться в поле своего влияния, вместо того чтобы содействовать ее «пророссийскости». Украинский вектор строился на принципе «никуда они от нас не денутся». Россия субсидировала украинскую экономику низкими ценами на газ, подкупала ее правительства кредитами и создавала привлекательные коррупционные ловушки сложными схемами поставок газа, соблазняла трехсторонним газотранспортным консорциумом и Таможенным союзом, шантажировала торговыми войнами и крахом бюджета.

Ничего не сработало. Она ушла. Украина ушла к Западу, который в полной мере принять ее не готов. Вопрос атлантической интеграции был закрыт на бухарестском саммите в 2008 году. Ассоциация с ЕС – право встать в длинную очередь с Алжиром, Марокко и даже Мексикой и Чили и еще парой десятков стран, желающих выстроить особые отношения с ЕС. Но если вы поговорите с простыми украинцами, поддержавшими «цветные революции», то увидите: они верят, что их вот-вот примут в Евросоюз, отменят визы и жизнь поднимется до европейских стандартов. За европейскую мечту украинский народ готов заплатить очень высокую цену. Евромайдан, Донбасс. Европейский выбор уже оплачен. И тем он необратимее.

Еще больнее понимать, что Украина ушла от нас в никуда, лишь бы не оставаться один на один с Россией, в ее удушливых объятиях. Она отказалась от позиции привилегированного, совершенно особенного партнера крупнейшей мировой державы, члена ядерного клуба, участника G8. И выбрала «журавля в небе», годы кропотливой работы на поприще государственного строительства, борьбы с коррупцией, либерализации рынков, переустройства не только экономики и системы власти, но и сознания. Годы работы, волатильность элит, революции, дерущийся парламент, сожжение шин на Майдане, депутаты в помойке – все это ради надежды на то, что однажды, пусть через 20, а может, и через 50 лет страна заживет нормально. Полиция будет защищать граждан, преступники будут сидеть в тюрьме, политики перестанут брать взятки, на выборах победит тот, кто набрал больше голосов, а подтасовки будут редки и наказуемы. Будет развитая и современная доступная медицина, достойные пенсии.

В Кремле думают, что Запад готовил революции на Украине, чтобы ослабить Россию. Но ключевым элементом этой революции стало мощное стремление Украины пойти на Запад, и в кристаллизации этого стремления далеко не последнюю роль сыграло отсутствие у России проекта привлекательного будущего. На одной чаше весов европейская модель государства, бенефициарами которой априори становятся все граждане страны, на второй – консервативная, авторитарная, коррупционная Россия. Она вечно торгуется, шантажирует, обещает «коврижки» тем, кто у руля, но не умеет, не желает и не понимает важности диалога с украинским народом.

Как невеста без приданого, Украина для России всегда была территорией без государства. Нет государства – нет народа. Все покупается и продается. На протяжении 20 лет политика России в отношении Украины строилась на мысли: чем еще их можно подкупить? Даже трехсторонний газотранспортный консорциум Россия строила в 2003 году так, будто делила территорию Украины с Германией-Францией, лишая Киев права получить контрольный пакет в управлении его трубами. Мы платим, вы молчите – вот и весь диалог.

SLON.RU