Гуманитарная аура

Зажигалка со встроенной видеокамерой

21 февраля 2015

Эту  историю сегодня обсуждают вся московская пресса и столичные кухни. Житель российского Приморья решил «по почте» купить зажигалку со встроенной видеокамерой. Когда товар пришел, кроме зажигалки несчастного на почте ждал и офицер ФСБ, который тут же его обвинил в намерении стать американским шпионом. После долгих недель сотрудничества со следствием гипотетический агент ЦРУ был оштрафован судом на 50 000 рублей. А, между прочим,  любитель американских зажигалок мог получить четыре года тюрьмы.

История с зажигалкой стала лакмусовой бумажкой  расцвета в современной России шпиономании, вседозволенности российских спецслужб, антизападной истерии, преследования агентов иностранного влияния.

В Москве говорят «государство возвращает утраченные позиции». На самом деле – это давно забытые сталинские уголовные процессы над врагами народа. Например, дела «Моисеева, Бабкина, Данилова, Пасько, Щурова, Сутягина» — это лишь небольшой перечень российских ученых-шпионов, которые получили реальные тюремные сроки. Похоже, что цвет российской науки вновь перемещается в лагерные шарашки, описанные Александром Солженицыным в «Раковом корпусе».

История с «государственной изменой» матери семерых детей Светланы Давыдовой возмутила даже  поклонников Путина. Кормящую мать привезли из провинции в Москву и посадили в тюрьму  печально знаменитой Лубянки. В защиту Давыдовой выступили тысячи знаковых в России общественных деятелей, актеров и музыкантов. И только после многочисленных акций протеста ее отпустили «под подписку о невыезде».

Для нагнетания страха в России работают сотни тысяч людей в государственной пропаганде. В существование внешней военной угрозы  (данные ВЦИОМ) сегодня верят две трети россиян.    Ведущий ученый Института Егора Гайдара Василий Зацепин в интервью журналистам заявил, что «вера людей во внешнюю угрозу и возросшую мощь армии  — это результат сверхэффективной пропаганды и низкого уровня жизни». Известный российский издатель Ирина Прохорова подчеркнула, что власть действует по старому правилу:  был бы человек, дело найдется. «К сожалению, меня беспокоит, — подчеркнула она, —  что это возвращение к абсолютной машине террора, сталинской машине, которая была с таким трудом подавлена в 50-х годах».

Политика страха – это признак слабости Кремля, которым движет животный страх перед ответственностью власти за преступления в Украине. Сегодня наша Надежда Савченко представляет для банды Путина большую опасность, чем украинские танки и самолеты.

Оппозиционер Борис Немцов считает, что когда «закручивание гаек» натолкнется на открытое сопротивление россиян, которые выступают против братоубийственной войны в Украине, то рано или поздно та резьба, на которой сегодня держится российский авторитаризм, будет сорвана.